Безусловные рефлексы новорожденных и грудных детей

Безусловные рефлексы — простейшие автоматические действия, контролируемые примитивными центрами головного и спинного мозга.

Рефлекс, именуемый сосательным, проявляется у ребенка в ответ на любое значимое раздражение ротовой полости — будь то помещение в нее соска груди матери, соски-пустышки, медицинского шпателя и т.п. Малыш тут же приступает к ритмичным сосательным движениям. Этот важнейший рефлекс присутствует уже у новорожденного (для недоношенных детей он является критерием зрелости) и сохраняется обычно весь первый год жизни.

Хоботковый рефлекс — выпячивание губ малыша в виде своеобразного хоботка в ответ на быстрое отрывистое прикосновение к ним пальцев взрослого. Рефлекс обусловлен автоматическим сокращением круговой мышцы рта ребенка — одного из важнейших сосательных мускулов. Обычно хоботковый рефлекс сохраняется в течение первых 2-3 месяцев жизни, затем угасает.

Поисковый рефлекс Куссмауля — еще один оральный автоматизм, свойственный новорожденным. Осторожное, нежное поглаживание пальцем взрослого области угла рта малыша, последний начинает активно искать материнскую грудь: при этом нижняя губа опускается, тянется в сторону раздражителя, туда же отклоняется и язык малыша. Важный момент: при проверке этого рефлекса не стоит прикасаться к губам ребенка (получите хоботковый рефлекс). Раздражение области угла рта действительно должно быть легчайшим — если малыш ощутит дискомфорт, то вместо демонстрации поискового рефлекса, он отвернет голову в противоположную сторону и немедленно выскажет свое неудовольствие манипуляциями в частности и присутствием в мире вообще: Рефлекс Куссмауля обычно сохраняется в первые 3-5 месяцев жизни.

Ладонно-ротовой рефлекс Бабкина. Умеренное надавливание на ладони малыша подушечками пальцев рук взрослого вызывает открывание рта ребенка и движение его головы вперед, по направлению к проверяющему. Как и поисковый автоматизм Куссмауля, рефлекс Бабкина особенно хорошо выражен перед кормлением ребенка. Автоматизм Бабкина — один из древнейших механизмов выживания, свойственных новорожденному человеку: в таком раннем возрасте руки малыша снабжены лишь одной из бесчисленного множества возможных функцией — помогать всему организму искать пропитание. Обычно этот рефлекс хорошо выражен до двухмесячного возраста, затем он начинает относительно быстро угасать. Ослабление или асимметрия этого рефлекса у новорожденных, равно как и сохранение его у детей старше 2-3 месяцев жизни может говорить о возможной патологии его нервной.

Следующая группа безусловных рефлексов новорожденных и грудных детей — это так называемые спинальные двигательные автоматизмы. Они не менее разнообразны, чем оральные, и, пожалуй, не менее важны для выживания малыша во внешней среде.

К спинальным двигательным автоматизмам относится защитный рефлекс новорожденного. Попробуйте выложить ребенка на живот — и он тут же автоматически повернет голову в сторону, он позволяет малышу дышать даже в таком неудобном положении, как позиция ничком. Рефлекс обычно присутствует уже в первые часы жизни.

Рефлекс ползания Бауэра — еще один спинальный автоматизм, присутствующий у ребенка с первых суток жизни. Будучи выложенным на живот и почувствовав приставленные к его подошвам ладони взрослого, малыш постарается оттолкнуться от них, как от опоры, продвинется вперед. В норме как рефлекс Бауэра, так и спонтанное ползание могут существовать до 4 месяцев жизни, после чего угасают.

Рефлексы опоры и автоматической ходьбы также представляют собой запрограммированные двигательные акты, контролируемые спинным мозгом. Если придать телу новорожденного вертикальное положение и обеспечить соприкосновение подошв его стоп с горизонтальной твердой поверхностью, то малыш выпрямит ножки и будет стоять (с поддержкой, разумеется — неспособность стоять самостоятельно, именуемая физиологической астазией-абазией, сохраняется у детей вплоть до возраста 8-12 месяцев). Если же стоящего новорожденного несколько наклонить вперед, сместив центр тяжести тела, то малыш тут же начинает переступать ножками — это и есть автоматическая ходьба. При ее осуществлении многие дети перекрещивают ножки на уровне нижних третей голеней — пугаться этого не следует: несколько повышенный тонус приводящих мышц бедра в первые 1,5 месяца жизни вполне физиологичен.

Хватательный рефлекс и рефлекс Робинсона — автоматизмы, биологическая суть которых заключается в поддержании неразрывной связи с матерью (в самом прямом понимании этого термина). Новорожденный человек бессознательно сжимает пальцы ладоней, если в таковые что-либо вкладывается. Иногда такой захват бывает настолько крепким, что малыша, ухватившегося за предложенные пальцы взрослого, вполне можно поднять в воздух (рефлекс Робинсона). Хватательный рефлекс считается физиологичными вплоть до 4 месячного возраста — дальше он исчезает, а на смену ему приходит произвольное, вполне сознательное захватывание предметов руками.

Рефлекс Галанта выражается в изгибании спинки новорожденного в ответ на тактильное раздражение его кожи в так называемой паравертебральной области — т.е. отступив на 1-1,5 см от длинной оси позвоночника. Малыш при этом выгибает спину, образуя дугу, открытую в сторону раздражителя. Этот рефлекс обычно сохраняется до 3-4 месяцев жизни.

Рефлекс Переза. Врач с легким нажимом проводит подушечкой пальца по коже прямо над остистыми отростками позвоночника малыша. Обычно в ответ на такое раздражение ребенок разгибает туловище, сгибает руки и ноги, поднимает голову и плачет.

Рефлекс Моро — последний из рассматриваемых в этой заметке спинальных автоматизмов — может быть вызван у малыша первых месяцев жизни разными способами: хлопком ладонями по поверхности, на которой лежит ребенок, произведенным одновременно на расстоянии 15 см справа и слева от его головки; внезапным пассивным разгибанием ножек лежащего ребенка; приподниманием нижней половины его туловища за выпрямленные ноги. Реакция малыша на эти раздражения протекает в две фазы: сначала ребенок резко отводит ручки в стороны, одновременно раскрывая кулачки, затем — как бы охватывает себя руками.

Дети первого года жизни обладают и так называемыми надсегментарными позотоническими автоматизмами:

  • миелэнцефальные (контролируемые продолговатым мозгом);
  • мезенцефальные (управляемые центрами среднего мозга).

Надсегментарные рефлексы — акты, своевременное появление и угасание которых чрезвычайно важно для последующего овладения малышом такими основополагающими моторными умениями как сидение, стояние, ползание и хождение.

Симметричный шейный тонический рефлекс — сгибание ручек и разгибании ножек малыша при пассивном сгибании его головки (мягком приведении подбородка к груди). Рефлекс же, название которого отличается от вышеупомянутого всего лишь на одну-единственную букву (асимметричный шейный тонический) проверяется и выглядит совершенно иначе: если повернуть головку лежащего на спине малыша в сторону (так, что бы подбородок ребенка оказался на уровне плеча), то ребенок разогнет ручку и ножку, к которым обращено его лицо, и согнет противоположные руку и ногу. В норме мышечный тонус у малыша, лежащего на спине, существенно отличается от тонуса, наблюдающегося в положении на животе. Причиной этого является еще один надсегментарный позотонический автоматизм — лабиринтный тонический рефлекс. Именно он заставляет максимально работать мускулы-сгибатели, когда малыш лежит на животе и тренирует мышцы-разгибатели, когда их хозяин лежит

на спине. И оба шейных рефлекса, и лабиринтный рефлекс имеются у детей уже в периоде новорожденности, а угасают обычно к началу третьего месяца жизни. Впрочем, у детей, родившихся недоношенными, эти миелэнцефальные рефлексы могут сохраняться и несколько дольше. Однако во втором полугодии жизни данные автоматизмы непременно должны редуцироваться — иначе у малыша будет иметь место задержка развития моторных навыков. По мере того, как рефлексы, контролируемые продолговатым мозгом, угасают, у малыша начинают проявляться мезенцефальные автоматизмы — так называемые цепные симметричные рефлексы. Главный эффект этих безусловно-рефлекторных актов, контролируемых уже не продолговатым, а средним мозгом — выпрямление туловища при изменениях положения головы в пространстве и адекватная установка рук, ног, таза.

Шейная выпрямляющая реакция представляет собой последующий поворот туловища в сторону, куда прежде повернулась голова малыша. Функционирование этого автоматизма помогает ребенку научиться двигательному умению, столь радующему родителей — повороту со спины на бок. В возрасте 6-8 месяцев на смену этому простому автоматизму приходит другой — выпрямляющий рефлекс туловища. После поворота головы в сторону, малыш, следуя командам своего среднего мозга, поворачивает в ту же сторону плечевой пояс, туловище, а затем и таз. Такая ротация тела вокруг продольной оси является абсолютным условием для овладения поворотами со спины на живот и с живота на спину, навыками самостоятельного усаживания, вставания и т.д. С каждым прожитым месяцем выпрямляющие реакции малыша усложняются, видоизменяясь в сложные произвольные двигательные акты.

К мезэнцефальным надсегментарным автоматизмам относятся и защитная реакция рук, и рефлекс Ландау. Первая проявляется в различных движениях ручек (вытягивании вперед, разведении и т.д.) в ответ на изменение положения тела ребенка в пространстве. Второй легко проверить, придав ребенку положение пловца — поднимите малыша в воздух так, чтобы его лицо смотрело вниз, и он тут же поднимет голову, а затем и выпрямит (или даже выгнет) спину, а также разогнет ноги и руки.

Случайные записи:

Рефлексы новорожденного


Похожие статьи:

Добавьте постоянную ссылку в закладки. Вы можете следить за комментариями через RSS-ленту этой статьи.
Комментарии и трекбеки сейчас закрыты.