День первый, пристрелочный

Страшная сказка Я буду с тобой или Отчет Матеуша Могилы, ученика Дурмштранга, о том как он съездил в Хогвартс на Тремудрый Турнир 1899 года

РИ Хогвартс: Турнир в Викторианской Англии(не путать с Быть волшебником! 😉

Санкт-Петербург, 11-14 августа 2016 г.

Мастерская группа: Бяуш

ГМ: Тай (Натали Боярская)

Мастер: Цубаса (Алиса Пыхова)

Игротехника: Шоен (Екатерина Григорьева)

День первый, пристрелочный.

Матеуш Могила, седьмой курс Дурмштранга, Серебряная ветвь, поляк, боевой маг, недобрый друг, преданный влюбленный и террорист-неудачник. Что-нибудь такое можно было бы написать в эпитафии, но он еще жив, и по здравому размышлению я не могу сказать, что это плохо.

В составе делегации Дурмштранга Матеуш прибыл в Хогвартс на Тремудрый турнир. Как потом справедливо и горько заметил Господарь Каркаров, то ли разглядывая результаты тестов, то ли выдавая по хребту очередное дисциплинарное взыскание: «на этот турнир отобрали лучших учеников. Кто же тогда в школе остался?!». Однако поначалу все шло гладко, и мы даже смогли не слишком залажать Танец с палками и ведром приветственное выступление с огнем (Лев Смирнофф и Агнесса Чаушеску) и посохами (Илса Шварцдорн и все остальные). Неприятным сюрпризом стало распределение делегаций Дурмштранга и Шармбатона по факультетам Хогвартса. Шляпа сказала – «Хаффлпафф» (это судьба!) и Матеуш едва не растоптал ее просто потому, что Илса-то попала на Слизерин!

Илса… Кузина лучшего друга Матеуша, Геллерта Гриндевальда, которую Матеуш полюбил еще тогда, когда она поступила на первый курс, а они с Геллертом учились на третьем. Примерно тогда же он решил, что на ней женится, и вся его дальнейшая жизнь развернулась под этой звездой. Спросить девушку он, разумеется, даже не подумал.

На Хаффлпаффе у Матеуша оказалось сразу два знакомца: Михаэль Тило Каде и Алан Росс. Михаэль раньше учился на Дурмштранге, был стихийным прорицателем и однажды предсказал Матеушу, что тот не женится по любви. Чего еще надо для вековечной вражды? Потом сопляк сбежал и перевелся в Хогвартс, но теперь вот не повезло… А про Алана Росса слишком часто говорила Илса, не настолько благоприятно, чтобы забеспокоиться, но и не настолько безлично, чтобы не поинтересоваться. Наблюдением Матеуш оказался доволен: он, конечно, и сам звезд с неба не хватал, но это мурло явно ненамного лучше! Значит, нужно просто доказать Илсе, что ясновельможный пан чего-то стоит, и дело в шляпе (не распределительной!)

Судьба предоставила для этого шанс: с полгода назад на Матеуша вышла магическая террористическая организация «Гриф», приподвыкрутила руки, но самое главное – увлекла довольно интересной идеей. Мир нуждался в равновесии, если где-то слишком хорошо – надо сделать плохо, если плохо зашкаливает – добавим немножечко хорошо. Противоречивая и внезапная польская душа загорелась и начала почти добровольное служение. Удача улыбнулась ему и не улыбнулась Персивалю Прюэтту: Матеуш Клест по заданию своего наставника Януша «Кондора» прикончил совершенно незнакомого ему парня посредством полутемного заклинания Торменцио на романтическом польском курорте Зденский Збруй.

Каково же было удивление поляка, когда на следующий день после прибытия в Хогвартс Прюэтт обнаружился живой и с виду здоровый. Одновременно пришло письмо от «Грифа» с уведомлением, что испытание Матеуш прошел. То ли лыжи не едут, то ли одно из двух, но начальству виднее – принят, значит принят. Прюэтта на всякий случай было решено обходить по широкой дуге, особенно когда тот прогуливался в раскидистом черном плаще, развеваясь широкими полами по ветру.

День первый, пристрелочный

Лев, Илса и Матеуш 😉

День второй, полновесный.

Следующее утро началось с Илсы, и это было хорошо. Илса разбудила всех на зарядку, и это было плохо. Потому что через полчаса после активного дрыгоножества и посохомашества пришел Господарь, и зарядку пришлось повторить. Матеуш с удовольствием напрягал ноги – все-таки, не мозги!

Первым уроком была Защита от темных сил, и у Матеуша не получился патронус. Не получился он в хорошей компании: Альбус Дамблдор тоже поставил на любовь и проиграл, а потом еще и Ладислав Драгош на параллельном потоке остался без защиты от дементоров. Наблюдая такой расклад, Матеуш несколько воспрял духом: и правда, патронусы – это для воображал вроде Алана Росса! Настоящий пацан пойдет на дементора с ножом или вовсе с двумя кулаками. Однако пока проверять благоразумно не стал. Случай представится позже 😉

Следующим занятием по расписанию была Травология, Матеуш переглянулся с цыганом Данчей, которому светила Трансфигурация, и они оба тихонечко направились в сторону озера. Светило солнце, чем Хогвартс впоследствии не баловал, озерные блики разводили на откровенность, парни обменялись скелетами в шкафу и сдружились окончательно. Правда, Данча уверял, что к Матеушу прилипла неудача после убийства, и нужно очиститься, тем более если труп живой ходит. И как очиститься, заинтересовался Матеуш. Ну, сначала добить, а там видно будет. Такой способ очищения Матеушу понравился, решили отложить до вечера, ведь темные дела должны твориться в темноте.

По дороге обратно парни обнаружили в кустах россыпи странных растений (с сертификатами 😉 Через некоторое время в руках у Матеуша был целый букет, и тут же созрела идея одарить им Илсу. Цветы барышня презирала, но явно не отказалась бы от растений, полезных в хозяйстве зельеварки, ритуалистки и артефактолога (тут феминитивы закончились). На этом их и заловил декан Хаффлпаффа профессор Реджиникат. «А что это вы не на занятиях, молодые люди?» «А… а у нас Травология, и мы собираем редкие растения по заданию профессора». «А какой профессор ведет Травологию?», — хитро прищурился индус. «Профессор Фергюсон, сэр», — вовремя вспомнил Матеуш рассказы Данчи о том, как на него поутру мандрагора орала. – А учебник красный!» Декан рассмеялся и отпустил их с Мерлином, но Господарю тем не менее сообщил. Поэтому минут через десять возлежащие на травке прогульщики были вздернуты в воздух за уши недрогнувшей рукой, а бестрепетное колено отправило их в сторону кабинета Травологии.

Услышав про гербарий, профессор Фергюссон фыркнула и начала перебирать стебли. «Редкие растения, как же! Неучи! Это крапива, это рябина… Откуда у вас аконит?!» Матеуш быстренько отобрал букет у профессора. «Это мое! Подарок для любимой девушки». Травница с сомнением оглядела красные мундиры Дурмштранга, но видимо решила, что какой Дурмштранг, такие и девушки.

А потом как-то слово за слово, посохом по столу, и прямо на занятии нарисовалась дуэль с Аланом Россом. Не стоило передавать садовые перчатки, швыряя в лицо! Алан настаивал на дуэльном клубе, Матеуш пожал плечами – даже подраться без затей не могут, и согласился проверить, что там за дуэльный клуб такой у этих задохликов.

Дальнейшие лекции поляк посещал уже под конвоем, потому что тишина должна быть в библиотеке и порядок, приехали обмениваться опытом – надо обменяться, а не собирать жалобы на прилежание и поведение по всему Хогвартсу. Однако трансфигурация, которую преподавал профессор Арагон, внезапно оказалась интересной, и Матеуш грешным делом подумал, что если бы у них в Дурмштранге преподавали такие рыжие деканы Слизерина, его собственный провал по трансфигурации проваливался бы не так сильно… Но на седьмом курсе поздно пить боржоми, поэтому пан Могила вздохнул и не стал забивать наукой свою хорошенькую голову. Тем более, что пришел час в нее обедать.

За обедом Матеуш хотел пригласить неуловимую Илсу на Бал чемпионов. Он завязал ленточкой свой аконит, разбавленный рябиной, прикрепил к нему как бы из последних сил трансфигурированную розу, которую избранница должна на себя нацепить в знак согласия. «Извини, Матеуш, меня уже пригласили», — градус сожаления в голосе Илсы был примерно тот, с каким пинают бродячую собаку. «Ладно, — Могила сглотнул ком в горле, — ты тогда букет возьми, там аконит и еще много хорошего…» Он сорвал с букета розу и направил на нее палочку: «Инсендио!»

Друзья смотрели сочувственно, но от шуточек конечно не удержались. Матеуш понял, что совсем не голоден, и пошел было продышаться. Геллерт побежал за ним, извиняясь за свои слова. Пан Могила был расстроен и от расстройства позабыл весь спелбук, кроме одного заклинания. «Геллерт, прошу, отойди! Я сейчас не хочу разговаривать, Геллерт, пусти меня! Геллерт… Круцио!» («Ну а что я еще мог сказать на его Ступефай, кроме Авада кедавра?» «Энервейт, мистер Макнейр, Энервейт!» — неслышно откликнулось эхо). «Ты же мой друг и хотел разделить мою боль? Кажется, у тебя получилось!» – без особого раскаяния билось в висках Матеуша, когда он шел к пирсу.

Вскоре к нему присоединились Геллерт и Лев, начав разговор с Империо, подав на второе Легилеменцию и заполировав Обливейтом. Могила всегда подозревал, что дружба – это что-то другое, но к счастью ничего об этом разговоре не помнил. И в целом, с учетом круциатуса – квиты, пожалуй!

Потом мы дрались с Ладеком, огребали вдвоем от Господаря, мирились с Ладеком все на том же пирсе, когда ветер играет в волосах, а в глазах сияет солнце, и, оказывается, менталисты умеют просто разговаривать, а не только ковыряться в мозгах! Главное, чтобы с нами был Данча — удерживать в берегах горячих финских парней.

Еще позже был ужин с троллем в Большом зале и Бал чемпионов с Торменцио от Илсы за критику ее слишком откровенного наряда. Чемпионом от Дурмштранга стала Агнесса Чаушеску, от Шармбатона – мистер де Кастельмор, а от Хогвартса – наш бывший соученик Михаэль Тило Каде, маленькая обезьянка с длинным именем вместо хвоста! Вот только Кубок был проклят, и вскоре погиб наш приор Лев Смирнофф, который его толкнул и что-то ляпнул про нечестный турнир. Так Дурмштранг потерял первого из учеников…

А еще Ладек, потомок Дракулешти, медленно, но верно превращался в вампира и даже успел закусить красивой девицей с Рейвенкло. Девица заверещала, Ладека схватили и в наказание не пустили на Бал Чемпионов. А это идея, подумал Дурмштранг, и начал поглядывать на лебяжьи выи девиц, наряжающихся к балу. Господарь показал кулак, потом кнут, потом кнут в кулаке и выгнал всех на торжественное построение к балу. Ну да ладно, Матеуш вообще плясать любил и даже пару раз смог потанцевать с Илсой (до и после Торменцио). Вот только пришла она на бал с Марком Лестрейнджем…

Прюэтт тщательно ходил лишь по освещенным местам, и попытка прищучить его где-нибудь в подворотне увенчались сомнительным успехом: Могила нашел в лесу маленького мальчика с Хаффлпаффа, про которого ему от «Грифа» пришла информация, что это тайный аврор. Аврор оказался вполне явный, хотя иногда и успешно маскировался под пацаненка, но погода начала портиться, рассвет – приближаться, и мы решили подумать обо всем этом завтра.

Ах, да, дуэль с Аланом Россом таки состоялась, и завершилась круциатусом от Матеуша. Росс считает, что Могила просто не смог бы победить честно. Но зачем побеждать честно, если можно победить нечестно? Миленьким маленьким шотландцам этого никогда не понять!

День первый, пристрелочный

Чаушеску и все-все-все 🙂

День третий и последний.

Утренняя пробежка закончилась тремя кнутами за круциатус для Матеуша (мисс Эббот, он все-таки свое получил!) и исключением из Дурмштранга за Аваду для Геллерта… Оказывается, он попытался валить тролля в Большом зале авадой, и кто-то на него донес. Впрочем, его тут же приютили на Шармбатоне, талантливые ученики на дороге не валяются. Гриндевальд сменил красный плащ на синий берет, и в целом ничего не поменялось.

Единственное, что действительно стоило изобрести нашим ритуалистам и артефактологам, это «Зелье призыва Геллерта Гриндевальда» – вечно он был нужен, и вечно где-то пропадал. И – минус два на Дурмштранге… Третьим негритенком стала Илса, которая перевелась на Слизерин. Вот только зря она это сделала до того, как Господарь обучил всех Круциатусу! Очень бы ей потом пригодилось.

Впрочем, у фройляйн Шварцдорн были свои методы, не менее действенные. Матеуша отловил слизеринец Октавиан Малфой, глумливая улыбка которого была видна издалека и добра не сулила. А вы в курсе, мистер Могила, что вашим обликом кто-то пользуется? Что за чушь… — начал было Матеуш, но уточнение «какая-то женщина» практически сразу поставило все на свои места. Илса сварила оборотку на Матеуша и во время каникул под его видом провела ночь с этим… джентльменом. Если вы хотите сатисфакции, мистер Могила, — в глазах Малфоя появилось мечтательное выражение, — я к вашим услугам. Я получил известие, что мой род разорен, хуже вы мне уже не сделаете… Причем здесь вы, — Матеуш говорил почти спокойно. – В Дурмштранге женщины обладают всеми правами мужчины, равно как и его обязанностями. Леди сама ответит за себя.

Могила практически выволок Илсу из гостиной Слизерина. Если ты скажешь, что он оклеветал тебя, я поверю… Но Илса просто улыбнулась. И была дуэль. «До первого поражения?» «Нет, пока противник не сможет продолжать!».

«Ты ведь даже не понимаешь, что ты сделала? Нельзя обижать тех, кто заведомо слабее, а я всегда буду слаб перед тобой, и ты это знаешь!». Вообще-то Илса могла победить, горло Матеуша так сдавило от душевной муки, что он слишком поздно распознал удушающее заклинание Экзанимо. Но девушка лишь помучила его подольше, наслаждаясь хрипами, и отпустила. Дуэль продолжалась, они оказались равны по силе, вот только он ей причинять боль все еще не мог. «Ты же можешь применить Круцио, Матеуш!» «Инкарцеро!» прозвучало очень похоже, и Илса запнулась, не успев поставить щит. Матеуш подошел к ней, коснулся плеча палочкой. «Финита инкантатем!», путы спали. «Я удовлетворен». Ты самая умная девушка на факультете, Илса, могла бы догадаться: я не могу. Даже теперь, когда уже больше не хочу быть вместе, после того, что ты сделала… Ты всегда можешь рассчитывать на помощь и не увидишь от меня зла.

Первое испытание еще в ночи лучше всех других чемпионов прошла Чаушеску, и хотя ей помогали только Гюнтер и Злата Винтерхальтеры (а остальные изгоняли из Ладека вампиризм, безуспешно, и пытались уничтожить страшную книгу сказок, которая сама себя писала, тоже безуспешно), все равно мы за нее были очень рады!

От «Грифа» пришло задание – добыть артефакт, который СБ получен с утренней почтой. Скажите хоть, что это было, потому что ничего Матеуш конечно не добыл, а потом и вовсе стало не до пернатых…

Илса весь день бегала с какими-то ритуалами (и Лестрейнджем), но последнее Матеушу было уже все равно. Если ее удочерил род Лестрейнджей, так тому и быть. Если она выйдет замуж за Алана Росса, так им обоим и надо! Но ритуалы бывают опасными…

Третье испытание проходило за закрытыми дверями, и все столпились, ожидая – кто же из чемпионов выйдет первым… Почти никто не сомневался, что это будет Чаушеску, ведь второй тур она опять выдержала лучше всех, бешеная девица из Дурмштранга! Матеуш сидел и мило беседовал с новой ученицей на Слизерине, девушка прибыла по обмену из американской школы чародейства и волшебства Салем, когда раздались какие-то крики, и он услышал имя «Илса». Лестрейндж тащил на руках тело Илсы, ее лицо было окровавлено, а правый глаз… Он почти вытек.

Матеуш за шиворот приволок дежурного медимага, но глаз спасти уже не удалось. Илса ошиблась, проводя ритуал, который снял родовое проклятие с рода Лестрейнджей. Это ее новая семья, да. Свободная воля мага, да. Но она пострадала из-за Лестрейнджей, а глава рода – Марк. Он должен ответить за любой ущерб, который ей причинили!

Могила попытался донести это до чванливого англичанина и сделать все, как у них полагается: вызвал его на дуэль. «У вас нет причин меня вызывать, — хихикал Лестрейндж, — а без веского повода я не пойду, потому что я трус и подлец». «Это я вижу, но я пытался соблюсти ваши приличия. Она получила увечье из-за вас!». «И что теперь, вы подстережете меня в темном углу и вырвете мне глаз?» «Да». «Да кто вы ей?» «Я ей никто». А она для меня – все.

Лестрейндж и правда таскался теперь со своей кодлой под фонарями, а потом и вовсе спрятался в гостиной Слизерина. Но еще днем Илса, у которой видимо проснулась совесть, дала Матеушу основу для оборотного зелья. Могила собирался использовать его, чтобы подобраться к Прюэтту и забрать у того зелье, которое поддерживало его «нежизнь», но сейчас было дело поважнее. Все складывалось одно к одному: пароль от гостиной удалось добыть у слизеринки, а потом еще и срезать прядь волос прямо с головы декана Слизерина, и если Мерлин так тщательно расчистил дорогу, значит, дело Матеуша было правое! По дороге Могила встретил Ладека и Данчу. Ты что-то затеял. Да, но там, куда я отправляюсь, слишком темно, чтобы взять с собой друзей. Возьми хотя бы кинжал с ядом василиска! Матеуш помотал головой. Он шел не убивать. Оборотка, в зеркале – профессор Арагон (черный плащ и маска, без палева).

Веранда, кто-то из слизеринцев на ней, дверь в гостиную, удача – Лестрейндж сидит в кресле!

— Добрый вечер. Мистер Лестрейндж, директор Блэк вызывает вас к себе, срочно. Я вас провожу.

— Как это невовремя… Только не сейчас! Через пятнадцать минут.

Матеуш и не думал скрываться, а тем более долго играть в удивительную игру «скажи декану Слизерина: не сейчас». Он выхватил палочку и кинжал. «Петрификус тоталус!» И вырезал Лестрейнджу глаз, как и обещал.

А потом сработал инстинкт: когда преследуют, надо бежать. Спохватилась только Илса, но Матеуша унесло от нее, как на крыльях, он отбил все заклинания и остановил ее все тем же Экзанимо, скрывшись в темноте.

Но, увы, профессор Арагон запомнил, кто стоял рядом, когда ветерок взъерошил его волосы. Ментальный приказ всем явиться в Большой зал, и Матеушу пришлось подчиниться. Он надеялся, что успеет добраться до Ладека и попросить у того Обливейт, но не успел. Впрочем, ментальный уровень декана Слизерина все равно был выше, и Могила при всех признался, тем более, что он считал себя правым. Око за око! В Польше этот древний обычай соблюдают до сих пор. «В ваших словах есть логика, — задумчиво сказал профессор Арагон, — но закон есть закон!» За причинение тяжкого вреда магу Матеуша отправили в карцер до суда…

Суда он не дождался. Ночью к нему пришла Илса.

— Зачем ты это сделал?

— Я не могу видеть, что случилось с твоим глазом.

— Не можешь видеть? Так не смотри!

И она вырезала ему оба глаза.

— Я люблю тебя!

Шаги к двери на мгновение споткнулись. Хлопнула дверь.

Боль. И темнота.

День первый, пристрелочный

P.S. Это было действительно очень больно. Но для персонажа, пожалуй, не так все и плохо! Могила был весьма посредственным магом, а теперь, если выживет, вдруг да получится по законам компенсации новый Затойчи? 😉 В конце концов, ему придется как минимум приложить усилия, чтобы никто и никогда не узнал, кто с ним это сделал. Я думаю, ему удалось!

P.P.S. А потом наши все-таки вылечили Ладека от вампиризма (хотя и ценой его магического дара, но он и так хороший боец), уничтожили книгу страшных сказок Данчи и даже воскресили Льва! У Винтерхальтеров с их саламандрой вроде все хорошо, и у Гриндевальда с его геллертюгендом тоже. Это не говоря о том, что кубок конечно взяла Чаушеску, и даже не погибла от проклятий и злопыхателей. Дурмштранг убер аллес! 🙂

P.P.S. Мистер Макмиллан, ваша племянница и правда очаровательна. А она умеет печь пирожки с напильником? 😉

Случайные записи:

День первый. Фильм второй ч.1. Оболгать Обыскать. Посадить — Хроники Солнечногорского беспредела ДПС


Похожие статьи:

  • Солёные глубины. с днем рождения вашего друга

    С днем рождения Вашего друга! Я надеюсь, что вам понравилось, но … я правда не могу забивать свой эфир этими сообщениями. Бетти Люсеро, тренер Малой Лиги…

  • Глава первая и единственная

    Принцесса Селестия стояла на балконе своего дворца в Кантерлоте и, подняв мордочку в небо, поднимала солнце. Её рог сиял почти так же ярко, как и…

  • Первая помощь при отморожениях

    Лечебные мероприятия при оказании первой медицинской помощи различаются в зависимости от периода обморожений, условий, в которых находился пострадавший,…

Добавьте постоянную ссылку в закладки. Вы можете следить за комментариями через RSS-ленту этой статьи.
Комментарии и трекбеки сейчас закрыты.