Фазовое лингвистическое пространство и описывающие его

переменные.

Каждую описываемую область языка или речемыслительной деятельности (РМД) человека будем рассматривать как некоторое фазовое пространство (?). Число величин, описывающих такое пространство, достаточно велико, так что исследователь не может учесть их все. Поэтому для синергетического описания ? приходится использовать несколько наиболее важных величин. Такое ограниченное по величине подмножество величин при-нято называть руслом, а образующие его переменные и являются Q-парамет-рами. Статистические зависимости 2 – 6, о которых говорилось в разделе 4.3, можно условно считать теми параметрами, которые могут более или менее успешно использоваться в лингвистической синергетике применительно к синхронному состоянию языка и речи. Однако русло даже при медленной и регулярной эволюции языка и РМД отдельного человека может закончиться, и их развитие вступит, как уже говорилось, в область динамического хаоса (рис. 11). Здесь число управляющих величин будет быстро расти, и могут появиться непредсказуемые и существенные изменения, управляемые новыми динамическими параметрами Q* и q*. Об этом речь пойдет в главе 5.

После всех этих предварительных соображений перейдем к рассмотрению конкретного материала. Начнём с синергетической оценки анализа некоторых сведений, предоставляемых традиционными лингвистическими наблюдениями над статикой и динамикой некоторых индоевропейских, тюркских и угро-финских языков.

4.5. Современные проблемы лингвистической синергетики

Проблематика лингвистической синергетики формируется, разумеется, не на пустом месте. С одной стороны, как уже было сказано, существует длительный опыт разработки этих вопросов как в теоретическом плане [91. C. 2 — 31], так и относительно конкретных языков. Это предпри-нял в начале нашего века К. Фосслер [116], утверждавший, что внутренним мотором, управлявшим развитием французского языка, был германский дух, овладевший телом протофранцузской (галлороманской) народности.

Однако синергетические идеи неогумбольдтианцев долго оставались на периферии языкознания и истории культуры. Лингвистическая и культуроло-

гическая мысль второй половины ХХ века была поглощена синхронным описанием продукта языкового и культурно-исторического развития. Именно поэтому при всем многообразии феноменологических догадок и предпо-ложений о механизмах, обеспечивающих функционирование и развитие языка, эпистемологической стратегии и технологии для лингвистической синергетики пока не выработано. И это не случайно. Система общенародого языка и РМД отдельного человека функционируют в социальной и нейро-физиологической норме удивительно слитно и слаженно, закрывая перед экспериментатором окна, через которые можно было бы прямо наблюдать их самоорганизацию. Кроме того, на пути исследователя возникают другие онтологические барьеры и эпистемологические антиномии.

Во-первых, механизмы саморегулирования и самоорганизации каж-дой динамической системы могут быть однозначно обнаружены и описаны путем наблюдения за ее развитием. Между тем, учитывая исключительно ме-дленную трансформацию большинства лингвистических систем, экспе-риментальные возможности диахронного языкознания весьма ограничены.

Во-вторых, естественный язык является многомерной и многоаспек-тной реальностью. Здесь действуют различные по своей природе макро- и микросинергеткческие закономерности. Саморегуляция системы языка не идентична синергетике системы речи, а функционирование идиолекта, т.е. РМД отдельного носителя языка, управляется собственным коммуникатив-но-прагматическим оператором. Можно также предпологать, что синергети-ка диахронии, т.е. развития, сохранения, перестройки или гибели лингвис-тических систем, отличается от саморегуляции синхронного функциони-ровния языка и речи.

В-третьих, обнаружить необходимые для синергетических моделей исчисляемые переменные бывает сложно даже в достаточно репрезен-тативном лингвистическом материале. Поэтому лингвистам приходится пользоваться такими нечёткими понятиями, как у п о т р е б и т е л ь-

н о с т ь/н е у п о т р е б и т е л ь н о с т ь или у н и в е р с а л ь н о с т ь/

и д и о э т н и ч н о с т ь лингвистических единиц. А это понижает объяснительную силу синергетических моделей.

Наконец, определение самих лингвистических объектов и отношений между ними в ходе эволюции языка и речи могут существенно меняться. Примером такой изменчивости является определение границ слова и его отношение к словосочетанию в синтетических и аналитических языках. Например, механизм выделения устного словоупотребления в латинской разговорной речи отличался от разбивки речевого потока на словоформы в аналитических неолатинских языках. Поэтому не только каждое состояние лингвистической системы, но и само её определение, на котором строится синергетическая модель, чаще всего нестабильно или по крайней мере метастабильно.

Всё это является причиной того, что поиски языковых механизмов cа-морегуляции носят чаще всего интуитивно-феноменологический характер. Поэтому, прежде чем продолжить эти поиски, имея в виду задачи построения воспроизводящих моделей, в которых учитывались бы синергетические ме-ханизмы языка и речи, нужно прояснить следующие эпистемологические вопросы:

— обнаруживаются ли в ходе наблюдений над различными языками симптомы синергетических механизмов и если да, то на каких уровнях и в каких аспектах языка и индивидуальной РМД они отчётливее всего проявляются?

— можно ли найти в лингвистическом материале исчисляемые переменные, которые характеризуют эти механизмы?

Случайные записи:

Does language define the way of thinking?


Похожие статьи:

Добавьте постоянную ссылку в закладки. Вы можете следить за комментариями через RSS-ленту этой статьи.
Комментарии и трекбеки сейчас закрыты.