Конструирование и контрафлексия

Основной инструментальный вопрос Теории Виртуальности — существуют ли способ и средства более адекватного, нежели традиционные, выражения абсолютов: бытие, пространство, время, Бог, система, структура? Попытки поиска средств адекватного выражения приводят нас к постановке вопроса о смене онтологической позиции (истолкование — конструирование) и способов выражения (диалектика и рефлексия — контрафлексия и контрарефлексия).

Что такое конструирование? Конструирование — онтологическая позиция в создании наново, сопоставленная иной онтологической позиции — истолкованию, где производится отнесение к уже наличному или уже созданному. Само представление об онтологической позиции возникает из появления разных онтологических позиций. Истолкование не осмысляет себя в философии как онтологическая позиция, поскольку считает структуру сущего наличной также, как налично и само сущее, по отношению к которому допустима позиция истолкования, которая обнаруживается естественным образом: раз нечто уже есть, то мы можем его лишь истолковывать. Это отождествление бывания и наличия структуры у Хайдеггера мы называем предстоянием структуры, подобно предстоящей предметности, против которой выступал сам Хайдеггер.

Иная онтологическая позиция производится нами в мышлении, но лишь затем обнаруживается как внепространственно-вневременна?я позиция вне самого сущего как конструируемое бывание — виртуальность. Чтобы истолковывать время, мы должны быть вне времени. Чтобы истолковывать пространство, мы должны быть вне пространства. Чтобы истолковывать структуру, мы должны быть вне определенной структуры, должны структурно двигаться. Как мы допускаем бытие вне пространства, вне времени, вне определенной структуры? Мы допускаем это лишь из позиции конструирования. То обстоятельство, что мы конструируем уже имеющееся из его оснований, которые тоже конструируем, неважно, поскольку сам процесс конструирования позволяет нам впервые выразить абсолюты как конструируемые. То есть в онтологической позиции конструирования мы словно спрашиваем себя: как бы действовал Бог, если бы хотел сконструировать то, что мы затем истолковываем. Занять позицию Бога в мышлении — это и есть иная онтологическая позиция в мышлении, нежели истолкование. Особо обратим внимание — не возомнить себя Богом, не играть его роль, а занять позицию Бога в мышлении о мире, то есть впервые прямо и открыто заняться не мировоззрением, а мироконструированием.

Конструирование — в позиции истолкования не имеющий причины или феноменологически-апперцептивной цели процесс порождения-изменения структуры как бывания, в котором бывание оказывается за границами времени-пространства, последовательной связности структуры и упорядочения в целостность вещи или объекта. Конструирование не есть антропоцентричной позицией: человеческая мыследеятельность суть лишь один из способов конструирования бывания — человеческий, имманентный. Тем не менее конструирование в дочеловеческом понимании выступает как самоконструирование, в послечеловеческом понимании выступает на данном этапе (конструктивного) познания как искусственный интеллект. Все вопросы о причине или цели самоконструирования суть вопросы из позиции истолкования, которое ищет либо прошлое этого процесса либо его будущее (во времени), либо мене сложную либо более сложную структуру в последовательной связности структуры (в структуре), либо элементы, составляющие целостность, либо целостность целостностей (в вещном мире целостностей). Для позиции конструирования все эти вопросы оказываются неадекватными самой онтологической позиции. В онтологической позиции конструирования эти вопросы выступают как принцип защиты простоты или принцип защиты сложности вне имманентности пространства-времени.

Конструирование не есть деятельность в привычном апперцептивном понимании, оно конструирует не объект, а дообъектные структуры. Конструирование не есть целевое: оно происходит наобум, путем проб и ошибок, и только в последующем конструктивном истолковании оно обретает различные цели. Конструирование не имеет метода — оно есть чистая концептуальная теория мышления, которая может быть выражена технологически как порядок (а не последовательность) мыслительных шагов, но не через «систему» и не через «схему». Конструирование суть деятельность специально развитого мышления — виртуального мышления, которое фундаментально конструирует на многих уровнях нормирования и всегда менее фундаментально истолковывает на этих же уровнях нормирования — в контрафлексии и контрарефлексии, в «структурном видении», вне пространства-времени, последовательной связности и целостности вещей или объектов.

Виртуальность порождает актуальность, а актуальность лишь прерывает виртуальность. Мы допускаем, что виртуальность как активность является порождающей сложность и развитие мира, но актуальность собственно и есть существование мира, подлежащее истолкованию. Большинство философских теорий так или иначе имеют дело с миром актуальным, и лишь некоторые, заслуженно называемые идеалистами, пытались смотреть на мир из позиции его конструирования: Платон, Беркли, Юм, Фихте, Шопенгауэр, Шеллинг, Гегель. Однако, предвосхищая онтологическую позицию конструирования, идеализм оперировал недостаточно сложными инструментами, справедливо заслуживая критику представителей иных направлений философии, условно называемой материалистами — Левкипп, Демокрит, Эпикур, Лукреций Кар, Ламетри, Гольбах, Дидро, Фейербах, Марк, Энгельс.

Чтобы не впасть в идеализм, для конструирования нужны новые теоретические представления и инструменты, новые способы мышления. Контрафлексия — новый тип мышления, который возникает при попытке интерпретации виртуальности и актуальности друг другом, друг через друга, друг в друге.

Инновации ТВ — в изменении онтологической позиции: от истолкования оснований к конструированию оснований сущего и самой структуры, в нахождении таким образом онтологического основания, сопоставленного позиции конструирования — виртуальности, в преодолении в позиции конструирования оснований антропоцентричности, которая у нас выступает только одним из способов феноменологически-апперцептивной функционализации актуально-виртуального континуума, в изменении инструментального подхода: сколько позиций, столько и нормирований, причем нормирования отражают также и друг друга — контрафлексия, в отношении к реальности как нормированной структуре из позиции конструирования. Виртуальное конструирование суть онтологически репозиционированный в нормировании, депредметизированный и вне структурного предстояния идеализм.

Где находится позиция конструирования, какова эта позиция? Позиция конструирования находится за пределами человеческого истолкования: во-первых, истолкования, во-вторых, человеческого. Конструирование находится за пределами пространства и времени — за пределами любого опыта и любых аналогий. Конструирование находится за пределами любого уровня структуры, ему доступны сразу все уровни структуры в непоследовательно-связном доступе к ним. Конструирование находится за пределами любых целостностей, объектностей, любого изначального упорядочивания и системности. То есть конструирование преодолевает предстояние структуры, оно начинает с самых элементарных конструктивных единиц структуры: связей, дирекций, подобий.

Однако как допустимо соединение разных онтологических позиций: конструирования и истолкования?

Это допустимо через контрафлексию. В своем упрощенном понимании контрафлексия суть нелинейное мышление. Контрафлексия суть мышление в двоякой онтологической позиции — конструирования и истолкования (виртуальности и актуальности): конструирование одной и истолкование сопоставленной другой. Сопоставленность суть тоже имеет конструктивный характер. Сопоставление допустимо из позиции конструирования как структурное доязыковое. В позиции истолкования сопоставление допустимо как структурное предстояние — бинарная оппозиция, в предметном предстоянии являющаяся диалектикой. Бинарная оппозиция как критикуемый структурализмом подход происходит из позиции истолкования, которая по отношению к структуре является структурным предстоянием или предстоянием структуры, где важно именно это — предстояние. То есть мы находим уже существующую структуру, которая затем подлежит истолкованию.

Для привыкших мыслить из позиции истолкования, переход к иной онтологической позиции — конструированию — связан с пересмотром всей философской «конструкции-картины мира», подлежавшего ранее истолкованию. Представления о причинности, о довиртуальной телеологии, о довиртуальной герменевтике, о довиртуальной гносеологии и эпистемологии, иерархия и упорядоченность в целостность систем, рефлексия как иерархия мышления, сходная с движением в последовательно-связной структуре системы, иерархия смысловой и интерпозиционной рефлексии, иерархия метасемиозиса и конструкт-семиозиса, иерархия означающего и означаемого, «привязка рассуждения»: к представлениям времени и/или пространства, к представлениям последовательной связности структуры, к представлениям целостности вещей или объектов — от всего этого необходимо отказываться при переходе от доминирующей позиции истолкования к онтологической позиции конструирования как сопоставленности конструирования и конструктивного истолкования.

Контрафлексия суть различие из позиции конструирования. Контрафлексия является порождающим сопоставлением, а не противопоставлением. Позиция конструирования порождает два контрафлексивных сопоставленных нормирования для каждой из контрафлексивных позиций. В результате этого позиция конструирования сама всегда одномоментно разнопроцессно связана и с одной, и с другой контрафлексивными позициями. И только в контрарефлексии позиция конструирования выходит на отношение контрафлексий — отношение между разными контрафлексиями и соответственно позиционными понятиями их контрафлексивных метасемиозисов.

Позиция конструирования связана не только с нормированием через контрафлексию, но и с отличием уровней контрафлексивного нормирования, то есть позиция конструирования всегда вне любого уровня нормирования и вне всех взаимосвязанных уровней нормирования, то есть также и вне конфигурирования. То есть контрафлексия суть дальнейшее развитие онтологии СМД-методологии, что детально будет показано в разделе ««АВ»-моделирование или конструкт-семиозис ТВ». ТВ — переход от онтически различенной мыследеятельности (объективирование-реализация) к онтологически контрафлексивному сопоставлению мыслеконструирования и мыслеистолкования. Вместо методологического изоморфизма систем[12] мы предлагаем контрафлексивную сопоставленность реальностей в «структурном видении» из разных онтологических позиций как различие нормирований.

Нормирование контрафлексивно, конфигурирование контрарефлексивно — в онтологии конструирования.

Общая суть нормирования — контрафлексивное сопоставление актуальности и виртуальности через комбинирование конструктивных единиц структуры: связи, дирекции, подобия. Нормирование — онтологический процесс усложнения в конструктивной позиции.

Суть нормирования как многоуровневого — уровни нормирования зависимые через конфигурирование

Общая суть конфигурирования — нормирование из контрарефлексивной конструктивно-истолковывающей позиции, где мы «смотрим» не на какой-то отдельный уровень нормирования в его контрафлексивности, а на разные уровни нормирования как в их контрафлексивности по отдельности, так и в их зависимой контрарефлексивности: контрафлексии каждого уровня плюс взаимозависимость уровней между собой.

Контрарефлексия — является неиерархичной. Возьмем к примеру, технологически-апперцептивный уровень, где возникают объекты. Функционализировать из конструктивной позиции мы можем еще даже онтологический уровень нормирования через апперцепцию и сразу же строить (вне континуума) виртуальные и актуальные реальности в их объективно-аспектно-атрибутивном содержании. При этом мы контрарефлексивно должны удерживать отсутствующий континуумный уровень как конструктивно отсутствующий. Именно в позиции конструирования это допустимо. Если у нас есть представление о конструкции многоуровневого нормирования, то отсутствие какой-либо части не меняет конструкции. В позиции истолкования такой подход недопустим.

СТРУКТУРНОЕ ВИДЕНИЕ

Теория Виртуальности исходит из фундаментального допущения: вне пространства-времени, вне последовательной связности, вне целостности вещей или объектов структура допустима, то есть допустимо хотя бы и иное, но все же различие. То есть под структурой мы имеем в виду не только материальную структуру, а всякую умозрительную структуру. На этом допущении мы формируем принципиально иное видение — «структурное видение» как видение инаковости виртуальности.

«Структурное видение» — новый концептуальный инаковый опыт мышления, формируемый концептуальным усмотрением, а не имманентной чувственностью, новый подход к онтологизации.

«Структурное видение» является: во-первых, концептуальным умозрением из онтологической позиции конструирования, во-вторых, контрафлексивным дирекционально-позиционно-структурным допущением, в-третьих, неочевидным, инаковым допущением. Причем мы будем выражать «структурное видение», подчеркивая его «инаково-наглядный» в смысле «подвижного внутреннего взора мышления» характер, а не только некоторые процедуры мышления, понимания или рефлексии. «Структурное видение» в простых основаниях суть постижение, а в своем усложнении — результат конструктивного понимания, конструирующего из представлений постижения онтологические образы и структуры понимания.

Давайте произведем когнитологическое выражение новых представлений. Когда мы говорим о структуре, мы имеем в виду нечто иное, нежели структуру уже какого-либо содержания. Это понимание мы уже высказывали, пытаясь сделать отличие конструктивной позиции от позиции истолкования. Структура суть структура вообще как способ любого различия на самом фундаментальном уровне.

Когда Зенон придумал свою апорию об Ахиллесе и черепахе, то он открыл не диалектическую связь протяженности и прерывности в пространстве и времени, а движение вне пространства и времени как движение в структуре. То есть, представьте себе, что мы пытаемся понять движение в структуре от подструктуры к надструктуре (в пространственной аналогии — от микромира в макромир) или наоборот. Причем здесь мы впервые отличаем пространственную аналогию «микромир—макромир» и структурное представление «подструктура—надструктура», которое принципиально несводимо к своей пространственной аналогии. Вот это движение и есть «движение в структуре». При этом «конструирующая позиция нашего мышления-представления» остается неподвижной в пространстве-времени, но является структурно подвижной.

Теперь представьте себе, что мы пытаемся задать направленность такого движения: например «из подструктуры в надструктуру», от одного структурного элемента к другому. Понятно, что это не пространственное направление и не направленное асимметричное движение времени — это структурное направление или правильнее — дирекция. Дирекция не имеет пространственно-временных аналогий. Дирекция структуры как бы свернута в самой структуре и проявляется в процессе ее преобразования-различения. Дирекция суть направление от одного уровня структуры к другому, которое в тот же самый момент задает и дистанцию — дирекциональную дистанцию структуры, «структурный вектор».

Дирекциональность как свойство структуры впервые обнаруживает себя в онтологических позициях. Онтологические позиции истолкования и конструирования разнодирекциональны: «позиция истолкования»«то, что конструируется». Стрелки, здесь обозначенные, суть разное структурное направление.

Теперь представьте себе, что мы пытаемся задать направление и связь между различными удаленными в структуре же элементами, находящимися на разных уровнях структуры: например (в аналогии пространственной структуры), от «электрона» до «галактики», причем этот «электрон» находится внутри этой «галактики» пространственно. Попробуем мысленным взором протянуть между ними структурную связь. Что это за связь? Как мы можем ее протянуть, когда «электрон» пространственно внутри «галактики»: в пространственном представлении это не может быть ни линия, ни плоскость, — скорее трехмерное пространство, расходящееся от «электрона» к границам «галактики». Это — дирекциональность как структурное направление, дирекциональная дистанция и дистанционная референтность. Дирекциональность и дирекциональная дистанция в структурном видении противостоит пространственно-временному направлению-потоку, а дистанционная референтность в структурном видении противостоит последовательной связности структуры как преодоление этого представления.

Когда Резерфорд пытался уподоблять атом и Солнечную Систему, то это было вовсе не пространственное подобие целостностей в мире вещей, а структурное уподобление. Структурное уподобление суть структурность или трансструктурность, то есть совокупность близких или удаленных структур. Так же и структурная связь — отнесение релевантности и отношение референтности.

При попытке выразить виртуализацию мы будем использовать представления о связях, дирекциях и подобии как конструктивных единицах структуры, которые правильно было бы называть элементарными конструктивными актами структурирования. Связь устанавливается, дирекция указывается, подобие находится — в структуре, а не в пространстве-времени, из некоторой конструктивной позиции, а не в позиции истолкования. Связь структуры порождает ее связность, структурное направление (дирекция) — дирекциональность, подобие — размерность. Причем если связь и подобие, хоть и структурны, но как-то понятны из имманентного опыта, то дирекция — представление принципиально новое: указывание из структуры в структуру, из одного структурного элемента в другой структурный элемент. Так нахождение мира в пространстве-времени с точки зрения «структурного видения» противостоит новым представлениям о структурном мире, которые будут теоретически описаны нами далее.

Теперь мы можем более точно выразить последовательную связность и последовательную размерность, которая вместе с пространственно-временностью выражалась нами как основания актуальности. Последовательная связность структуры означает, что связность структурно континуальна, то есть что мы допускаем множества объектов как нечто одно, множества атрибутов этих объектов как нечто другое, а множества атрибутов атрибутов тех же объектов как нечто третье. Причем в своих рассуждениях мы можем переходить лишь от объекта к атрибуту или от атрибута к атрибуту атрибута, но никогда не можем переходить от объекта к атрибуту атрибута, не опосредовав его атрибутом как дополнительным шагом перехода. Иначе говоря, все связности в актуальности являются последовательными, двойной шаг связности недопустим. Такое представление называется последовательной связностью.

При этом последовательная размерность структуры означает, что размерность структурно дискретна, что более нам знакомо под видом объектности или целостности мира. То есть в своих рассуждениях мы допускам переход от одного объекта со всеми его атрибутами и атрибутами атрибутов к иному объекту со всеми его атрибутами и атрибутами атрибутов, но никак не от одного атрибута некоторого объекта к иному объекту без посредства первого объекта как 2-шагового перехода или к атрибуту атрибута иного объекта без посредства первого объекта (1-ый шаг), второго объекта (2-ой шаг), его атрибута (3-й шаг) и его атрибута атрибута (4-й шаг). Иначе говоря, все размерности в актуальности являются последовательными и определяются целостностью объекта.

Сами представления о последовательной связности и последовательной размерности допустимо трудны для понимания (в языке), поскольку рефлексивно необходимо отслеживать — куда мы помещаем позицию «структурного видения»: на уровень всей структуры или отдельной связности (размерности). С позиции всей структуры последовательная связность означает последовательные связности, а последовательная размерность означает последовательные размерности.

Отказ от представлений «последовательности связности и размерности» порождает «структурное видение» дирекциональности — как направленности структурного преобразования с отдельными «структурным видениями» связности, размерности и дирекциональности.

Теперь мы подошли собственно к вопросу о нахождении самой конструктивной позиции. Конструктивная позиция она где и когда? И эти наши «где» и «когда» это не пространственно-временны?е «где» и «когда», это структурное «как». Таким образом конструктивная позиция может быть как «прикреплена» к определенному уровню структуры, так и быть вне многих уровней структуры.

Здесь проходит очень важный момент отличения позиции истолкования от позиции конструирования в структурном их понимании. В истолковании мы всегда вынуждены находить нашу позицию истолкования как наличную — «такой уровень структуры нашего тела», «такой охват уровней структуры нашими органами чувств», «такой охват уровней структуры нашими самыми современными приборами»: это мы называем предстоянием структуры или предстоянием наличной структуры. Наличность структуры обеспечена позицией нашего тела, восприятия чувствами и измерения приборами. А собственно само истолкование как таковое мы называем предстоянием, как наличием чего-то, что лишь затем доступно к истолкованию. Теория Виртуальности преодолевает и предстояние структуры и предстояние вообще.

В связи с таким преодолением предстояния сама «наша позиция конструирующего мышления-представления» оказывается более не связана ни с какой пространственно-временно?й точкой, ни с каким уровнем в последовательной связности структуры, ни с какой целостностью вещи или объекта. Наша позиция мышления оказывается структурно подвижной, и в процессе конструирования она движется: то присоединяется к какой-либо единице: связи, дирекции, подобию; виртуальной структуре (реальности), актуальной структуре (реальности); континууму; элементу структуры: объекту, аспекту или атрибуту, — то оказывается вне любого из этих уровней: в функционализации извне континуума, в морфологии внутри реальности, в материале извне любой функционализирующей позиции. Эта «наша позиция» передвигается не от одного уровня структуры к другому, следующему за ним в иерархии сложности туда или обратно, а безотносительно к этой иерархии, «прыжками». Такая структурно подвижная «позиция мышления» сопоставлена дистанционной референтности и порождает структурное нормирование как деятельность онтологического конструирования.

Более того, «наша позиция конструирующего мышления» охватывает не какие-то отдельные уровни структуры или их элементы, но разные уровни структуры и разноструктурные элементы. Например, мы допускаем конструктивное соединение в одну структуру опять-таки «электрона» и «галактики». То есть теперь мы не строим мысленно структурную связь между ними, а объединяем их в совокупность. Такое объединение разноструктурных элементов в совокупность называется трансструктурность. Трансструктурность, которая будет нами описана далее, с точки зрения «структурного видения» противостоит представлению о целостности как преодоление этого представления.

Кроме позиции нормирования, которая может быть «прикреплена» к тому или иному уровню нормирования, есть еще позиция конфигурирования, которая может охватывать несколько взаимозависимых позиций нормирования и сопоставлена трансструктурному объединению. В главе «Структурное нормирование» мы уже указывали, что структурное движение от одной позиции нормирования к другой не является иерархическим, оно является произвольным, диктуемым целями конструирования, которые являются внешними для самой структуры.

Референтная структурность и дистанционно-референтная трансструктурность в онтологически конструктивной позиции есть структурное нормирование. Структурность сопоставлена с нормированием уровней. Трансструктурность — с конфигурированием. Различие дистанционно-референтного видения разных структурных уровней, разных элементов этих уровней и трансструктурности разных взаимозависимых уровней структуры, разных совокупностей разноструктурных элементов суть и есть различенное «структурное видение».

Основной позицией различия в Теории Виртуальности, к которой «прикрепляется» наше мышление-представление в процессе конструирования-конструктивного-истолкования является позиция виртуальности — именно в виртуальности происходят все и всяческие преобразования, именно с виртуальной позицией связаны и каждый уровень нормирования и «управление» конфигурированием различных уровней нормирования. Так мы различаем онтологически — мышление и структурирование как две разных среды не только по материальному субстрату (реализованное на человеческом мозге-носителе и реализованное в природе), а по безотносительности структурирования и относительности мышления с точки зрения онтологической позиции конструирования.

Так мы получаем доапперцептивное и дофеноменологическое «структурное видение». «Доапперцептивный» — интересный термин. Ведь сама апперцепция — уже означает «пред-»: «предвосприятие». Однако, если для Канта апперцепция означала трансцендентный выход за имманентность, то для нас «доапперцептивность» (дважды «пред-») означает не просто трансцендентный выход за пределы имманентности, но и построение онтологии за пределами имманентности — технологичной и теоретичной онтологии как основания, которое позволяло бы конструктивно истолковывать саму имманентность. Доапперцептивность «структурного видения» означает ее дообъектное содержание — вне целостности объекта, и в определенном смысле содержание вне последовательной связности структуры.

Кроме того мы также получаем и дофеноменологическое «структурное видение». Это будет означать радикальное и выразительное порывание с традицией феноменологии и интенциональности. Феноменология имеет дело с сознанием-рефлексией-мышлением, где интенциональные акты представляют собой структуру некоторого содержания в сознании, где нечто лишь из этих интенциональных актов конституируется в целое как интенциональный предмет.

Чтобы проникнуть в представление «структурного видения», нам необходимо различить дирекциональность (структурную направленность), интенциональность-интендирование (направленность сознания, связанная с намерением, с актами сознания-рефлексии-мышления), векторность (пространственную направленность) и стримальность (направленность течения времени)[13]. Даже в современном феноменологическом понимании, где уже различают акт интендирования (намерения) и интенциональный акт (акт как результат намерения), не выходят за пределы собственно сознания. Один из замыслов Теории Виртуальности — вывести дирекциональность за пределы интенциональности, разорвать феноменологическую связь интенциональности и структурной дерекциональности, которая в философской традиции вслед за Гуссерлем и Брентано различалась лишь как различные моменты самого действия сознания-рефлексии-мышления.

Теория Виртуальности в «структурном видении» полагает представление о дирекциональности как формируемой за пределами феноменологически-апперцептивного различия «внешний мир — сознание» и «сознание — внешний мир», а также за пределами феноменологического различия самих актов «рефлексии-мышления» внутри сознания. Гуссерль и вслед за ним целое направление философии, известное как феноменология, предполагали, что дирекциональное содержание позиционно относится к самому сознанию: то есть не в том смысле, что всякая рефлексия или мышление происходят в сознании, а в том смысле, что «сознание» как позиция участвует в самом понимании дирекциональности, при этом различая следующие ситуации: «вне сознания» и «внутри сознания» как перцептивно и апперцептивно сопоставленные позиции, «внутри сознания разные позиции» (память, воображение), феноменологически сопоставленные с «внешними сознанию разными позициями». Таким образом интедирование это такая дирекциональность структур, где хотя бы одна из этих структур функционализирована феноменологически-апперцептивно как позиция сознания или она всецело феноменологически функционализирована как внутренние акты самого сознания. Интенциональность это феноменологическая дирекциональность. Дирекциональность это дофеноменологическое интендирование. Переход от дирекциональности к интенциональности связан с феноменологической и апперцептивной функционализацией участвующих в дирекциональном отношении структур.

Главный недостаток всей феноменологии — в отождествлении структур и структурных направлений (дирекций) с различием структур и структурных направлений (интендов) в сознании-рефлексии-мышлении. Таким образом то, что являлось силой феноменологии, является и ее слабостью. Сила феноменологии — субстанциональность сознания в истолковании мыслительных актов как того, что непосредственно дано «рефлексии» в ее наблюдении за «мышлением». Ее слабость — в неспособности оторваться на онтологическом уровне от истолкования рефлексивно-наблюдаемого мышления и перейти к конструированию как концептуальному подходу, в основе которого лежит чистое «структурное видение», избавленное от субстанциональности сознания.

Итак перейдем к конструктивной контрафлексивной позиции и посмотрим теперь «структурным видением» на конструктивные единицы — связь, дирекция, подобие. В пределах онтологического уровня нормирования мы нормируем непространственно-невременны?е дирекции, непоследовательную в структуре связь, нецелостное подобие различных структур. Для выражения «структурного видения» мы используем различение структуры на позиции — своеобразные «места» «структурного видения», соотнося которые дирекционально, через связь и подобие мы получаем структурное представление о том или ином структурном содержании.

Затем мы выходим за пределы онтологического уровня — в онтику. В континуумном уровне нормирования мы устанавливаем связь, дирекции и подобия уже не внутри реальностей, а между ними: так мы получаем представление о структурном континууме. В функциональном уровне нормирования мы устанавливаем функцию как связь с определенной выбранном нами структурой (функционализируем через уровень связно-структуной последовательности) — человеческим телом, человеческой апперцептивной чувственностью и человеческими измерительными приборами: так мы получаем представление о человеческой апперцепции как функциональной по отношению к онтологии — актуально-виртуальный континуум. В морфологическом уровне нормирования мы начинаем организовывать связи, дирекции и подобия с точки зрения внутреннего различия реальностей через апперцептивные целостности — объекты, состоящие из аспектов в актуальности и атрибутов в виртуальности: так мы получаем представление о технологии апперцепции как о морфологии актуально-виртуального континуума. В уровне материала мы используем внешнее пространственно-временно?е влияние через отношение истинности и модальности как функции самой апперцепции: так мы получаем конструктивное представление об истинности и модальности.

Еще раз заметим, что мы не истолковываем структуру из наличных представлений, мы конструируем представления в понимании структуры как особое «структурное видение». Так у нас появляются структурные представления: функции как дистанционная референтность континуума, морфология как суть связи, дирекции и подобия внутри континуума и материал извне как связи, дирекции и подобия извне трансструктурности континуума или внутри его структурности. В зависимости от того, что именно и из какой позиции мы полагаем, мы получаем одно или другое направление «видения» внутри самой теории.

Контрафлексивные представления также формируют и особые способы видения. Дирекционально-дистанционное видение суть видение структуры независимо от ее содержания. Дистанционно-референтное видение проявляется как внутренняя способность мышления удерживать, мыслить, комбинировать контрафлексивно связь удаленных структурно (разноуровневых) элементов структуры. Трансструктурное видение проявляется как внутренняя способность мышления контрарефлексивно удерживать, мыслить, комбинировать совокупности структурно удаленных (разноуровневых) элементов и частей структуры. Разномерное видение проявляется как внутренняя способность мышления контрафлексивно и контрарефлексивно мыслить разные, в том числе непространственно-невременны?е измерения мира в их различных комбинациях и редукциях. Тем самым контрафлексия сопоставлена в «структурном видении» дистанционной референтности, а контрарефлексия — трансструктурности, и обе они сопоставлены представлениям о разномерном мире.

Так в трансструктурном видении мы допускаем выражение: многопозиционных многопотоковых многоуровневых связанных контактно трансформаций (то есть, две позиции контактно связаны так, что между двумя позициями на разных уровнях структуры — на каждом уровне по несколько потоков — идет процесс); многопозиционных многопотоковых многоуровневых связанных дистанционно трансформаций (то есть, две позиции дистанционно связаны так, что между двумя позициями на разных уровнях структуры — на каждом уровне по несколько потоков — идет процесс).

Мы из конструктивной позиции получаем нечто новое. Прежде всего, конструктивные единицы структуры — связь, дирекцию, подобие — которые «структурно видятся» в каждом отдельном уровне нормирования; из другого уровня нормирования; из позиции конфигурирования как взаимозависимость уровней нормирования. Затем мы получаем «структурное движение», то есть движение между уровнями структуры, когда наше «структурное видение» свободно двигается вглубь и вовне всякой структуры, обозревая их связи, дирекции и подобия. Затем мы получаем «структурный охват», то есть соединение нашим «структурным видением» элементов различных уровней структуры между собой сквозь структуру — трансструктурность. Эти представления «структурного видения» порождают дирекционально-позиционно-структурное мышление, которое мы далее будем развивать и усложнять. Для этого нам окажутся нужны особые дирекционально-позиционно-структурные понятия, которые будут сконструированы особым образом.

Компьютерная виртуальная реальность в виде игр досужего ума и рекламных трюков уже предлагает нам «движение в структуре» как отдельное представление «структурного видения» в виде особо построенных виртуальных моделей. Однако философское мышление не особо стремится пока осмыслить эти модели. Нам представляется, что развитие представлений «структурного видения» в компьютерной виртуальной реальности имеет очень важное значение — вплоть до демонстрации виртуальных моделей с использованием «структурного видения». Представление в компьютерной виртуальной реальности «структурного видения»: «структурного движения», «дирекциональной дистанции», «дистанционной референтности», «трансструктурности» — также необычайно важно для образования, поскольку дети должны вырастать с этими представлениями как основами иной очевидности — виртуальной очевидности. И особенно важными здесь являются компьютерные игры, построенные в нескольких структурных измерениях.

Случайные записи:

Полный курс по конструированию и моделированию одежды.


Похожие статьи:

Добавьте постоянную ссылку в закладки. Вы можете следить за комментариями через RSS-ленту этой статьи.
Комментарии и трекбеки сейчас закрыты.