Континуум-апперцепция — функциональное нормирование

Далее мы будем производить функционализацию актуально-виртуального континуума на основе теории апперцепции Канта и феноменологического подхода Гуссерля.

Модель структурного континуума, как это было показано, суть структура в устойчивом и изменчивом состоянии. Изменчивое состояние структуры это структурный процесс за пределами пространства-времени, последовательной связности и целостности вещей или объектов, где структура тоже допустима.

В тот же момент структурный континуум, как будет показано далее, может выражать тот самый процесс, который постоянно, дискретно и континуально происходит в нашем сознании или в любой конструктивной деятельности, если придать реальностям структурного континуума такие функции: виртуальной реальности — функцию сознания, а актуальной реальности — функцию внешней сознанию реальности. В зависимости от того, рассматриваем мы структурный континуум 1) как нефункционализированный, 2) феноменологически-апперцептивно-функционализированный или 3) функционализированный как-либо иначе, мы получаем допустимость выражения 1) дофеноменологически-доапперцептивного «структурного видения»; 2) феноменологически-апперцептивного истолкования; 3) иных способов истолкования иных сущностей. Истолковывать или более грубо — отражать — способны животные, растения и неживой мир. Однако целенаправленно и результативно конструировать способно лишь человеческое сознание — остальные процессы самоконструирования являются спорадическими, приобретающими актуальную устойчивость лишь в очень немногих случаях, в то время как огромное множество случайных конструирований в природе ничем не заканчивается.

Виртуальность не что иное как базовое свойство любого процесса изменения-усложнения, в том числе сознания: произвольно структурировать любую реальность, отчуждать эту структуру в виде некоторой многоуровневой модели и соотносить уже таким образом устойчивую актуальную реальность с созданной в сознании и изменяющейся виртуальной реальностью. Функционализированная феноменологически-апперцептивно виртуализация непосредственно связана с таким процессами как апперцепция, антиципация, воображение, синтез, анализ, творчество Нефункционализированная виртуализация суть основа конструирования вне сознания.

Тем не менее, произведенное нами уподобление континуума «сознание—внешняя-реальность» и континуума «актуальная-реальность—виртуальная-реальность» позволяет создать один континуум — феноменологически-апперцептивный актуально-виртуальный континуум. Этот континуум мы затем сможем выразить через «АВ»-моделирование, чтобы на нем сконструировать различные технологии и отношения: апперцепцию объектов и процессов, истинность, модальность, пространство-время и т.д.

В этом смысле сознание модельно синтезирует само единство своего состояния потока (времени) с расположением структуры (пространства) через единство первичного трансцендентного синтеза — континуума. Континуум в апперцептивном понимании суть трансцендентальное единство внешней реальности (позиция актуальности) и сознания (позиция виртуальности), то есть актуально-виртуальный континуум. Однако, как мы покажем затем, такое представление о континууме само порождено имманентностью нашего рассмотрения, то есть принадлежностью рассмотрения человеку, отражающем в интерпретации внешнюю реальность. В ином подходе или позиции, где мы берем во внимание не сознание, а саму способность к концептуализации (позиция виртуальности), которая устанавливает затем некоторое содержание (позиция актуальности) — континуум оказывается единством концептуализации с установлением (виртуально-актуальным континуумом). То есть в общем виде континуум суть единство любой изменяющейся-усложнящейся структуры и устойчивой структуры, где собственно функционализация такого единства через феноменологически-апперцептивное отношение «сознание—воспринимаемый-поток-внешней-реальности» или феноменологическое отношение «концептуализация-установление» позволят различить такое единство как соответственно имманентную и концептуальную апперцепцию.

Итак на онтологическом уровне мы различаем истолкование и конструирование. На онтическом уровне в феноменологически-апперцептивной функционализации мы различаем интерпретацию (апперцептивное толкование, объяснение, разъяснение) и установление (апперцептивное конструирование, реализацию). Эти отношения собственно и порождают типы референции по дирекциональности и способу позиционного отношения виртуальности и актуальности. «Интерпретация» представляет собой позиционно и дирекционально через актуально-виртуальное континуумное отношение выраженные подходы Канта и Гуссерля.

Человеческая деятельность структурирует саму реальность так, что мы можем говорить о различных уровнях реальности. Мы рассматриваем эти уровни реальности как среды анализа. Это не умозрительно построенное структурирование, а доказанное всем историческим опытом развития философской мысли, которую мы отследили через различные типы аналитики[25].

То, что мы будем делать дальше в нашей работе — позиционирование виртуальных и актуальных реальностей — связано не только с содержанием самой реальности, но со способом ее структурного отнесения с другой реальностью. Именно человек, человеческое мышление и деятельность являются тем основанием, на котором может осуществляться процесс взаимного позиционирования реальностей и их функционального нормирования.

Континуум-апперцепция — способ феноменологически-апперцептивной функционализации виртуально-актуального континуума в выбранной нами онтологической позиции конструирования: позиционно как имманентная (актуальность-виртуальность) или концептуальная (виртуальность-актуальность) апперцепция. Однако, переходя на позицию истолкования, здесь мы относимся к довольно развитой философской традиции, которая позволит нам выделить континуум-апперцепцию как расширение и развитие кантовской теории апперцепции, теорий речевого акта, структурной лингвистики, логики, теории перформативных актов, теории деятельности.

Для Канта существуют по крайней мере две апперцептивные структуры: чистая апперцепция «Я мыслю» и эмпирическая апперцепция «Я существую». В курсе лекций «Общая аналитика» был подробно разобран этот вопрос и показано, что по сути Кант осуществляет теоретическую реконструкцию в понятиях сделанного Декартом распределения среды анализа на эмпирическую «Я существую» и чистую «Я мыслю». Декарт не оперирует этими понятиями, но он вводит принцип распределения среды анализа: «Я мыслю следовательно существую».

В чем развитие Теорией Виртуальности теоретических основоположений апперцепции Канта? В том, что Теория Виртуальности предполагает существования по меньшей мере шести базовых структур апперцепции, что изменяет понимание апперцепции[26].

Эмпирическая апперцепция «я мыслю через континуум-апперцепцию» структурируется на отнесение к содержанию: «я мыслю», «я высказываюсь», «я действую», «я структурирую в логике», «я структурирую в грамматике языка», «я структурирую собственно во внешнем опыте». Также меняется и понимание чистой апперцепции. Чистая апперцепция «я мыслю через континуум-апперцепцию сознания» структурируется на интенции: «я в мысли», «я в говорении», «я в деятельности», «я в языке», «я в логике», «я в опыте». И тем самым на дофеноменологическом уровне мы получаем дирекции — «к реальности мышления», «к реальности речи-текста», «к реальности деятельности», «к языковой реальности», «к реальности логики», «к эмпирической реальности».

Трансцендентное единство континуума порождает трансцендентальную континуум-апперцепцию, и позволяет представить каждую из структур в виде отдельной позиции, а значит установить некоторую логику соотношения этих позиций. В соотношении этих позиций мы создаем континуум из двух и больше актуальных и виртуальных реальностей. Через релевантно-референтные отношения между реальностями в континууме мы можем смоделировать все явления сознания не как интенциональные функции континуума, но как уже данное вне потока сознания-времени, как чисто модельное содержание дирекциональности базовой структуры реальности.

Континуум-апперцепция есть эти шесть разных структур (ситуаций) чистой апперцепции, противопоставленные в едином континууме другим шести разным структурам (ситуациям) эмпирической апперцепции. «Эмпирическая апперцепция» продолжает так называться не в силу обозначения актуальной структуры с таким же названием (эмпирическая реальность), а в силу той же причины, что и у Канта — отнесение к опыту взаимодействия с внешней сознанию реальностью. Только «опыт» в ТВ понимается более широко, нежели у Канта, как опыт мышления, речи-текста, действия, языка, логики и собственно внешний мышлению, речи-тексту, деятельности, логике и языку опыт. Таким образом, разобранный Кантом в его «Критике чистого разума» случай апперцепции, хотя и есть наиболее общий, но для ТВ оказывается лишь частным из шести в квадрате, то есть из тридцати шести основных комбинаций бывающих ситуаций.

Континуум-апперцепция есть не некоторая отдельная апперцепция, а собственно то, что дано до того, что раньше у Канта предвосхищалось как трансцендентальное единство апперцепции, в самом его основании. Для трансцендентального единства такой анализ имеет отрицательное определение, это гипотетически вынесенное, потустороннее, априорное объединение некоторых данных в единство, относительно которого рассматривается некоторое посюстороннее (апперцептивное же) содержание. Трансцендентальное в отличие от трансцендентного, означает «имеющее технологию для истолкования и формализации в двухсторонности, в переходе», где сама релевантная среда устанавливается как континуум, внутренне реферируется, выражается далее на уровне объектно-атрибутивного содержания, и эти актуальное и виртуальное содержания соотносятся через процесс моделирования, что позволяет формализовать сам процесс и его позиции.

Таким образом мы обнаруживаем в мышлении первейшую, базовую, дофеноменологическую, но дирекционально-структурную континуум-апперцепцию. В функционализации через внутренние и внешние отношения человеческого сознания дирекциональность становится интенциональностью. До того, как что-либо сделать, произвести любые действие, высказывание или мысль, термин, номен или феномен вовне сознания, мышление структурирует в континуум-апперцепции свою интенцию любого действия, акта мышления, акта речи-текста, выражения в языке или действия. До того, как подумать, возникает интенция «направленность на мысль». До того, как сказать, возникает интенция «направленность на выражение в речи-тексте», до того, как построить выражения по правилам языка, возникает интенция «направленность на язык». До того, как что-либо сделать, возникает интенция «направленность на действие». До любого хода (акта) мысли мышление открывает континуум, апперцептирует позицию предполагаемого хода мысли. Так интенциональность допустима на дофеноменологическом уровне как дирекциональное различие базовых структур реальности.

Континуум — это нечто совершенно простое, мимо чего сознание, а вслед за ним и философия, часто проходили мимо. Например, перед тем, как говорить, сознание говорящего обязательно производит создание континуума «мышление-говорение»: «Я сейчас буду говорить, поэтому мое мышление и говорение будет представлять единый континуум». Таким образом мышление существует в говорении, а говорение непосредственно выражает мышление.

Вместе с тем «я чувствую» не является апперцептивной структурой, поскольку чувство не является продуктом сознания, но лишь обобщенным синтезом отношения к некоторой ситуации[27]. Более того, чувство не поддается структурированию, и интенциональный анализ чувства недопустим по основанию. Что значит расчленить «любовь» как чувство на некоторые мыслимые ощущения? В этом смысле и Хайдеггер истолковывал любовь в работе «Письма о гуманизме» лишь из общего бытийного содержания, но никак не аналитически. И отправляясь в путь за Прустом под диктовку Мамардашвили[28], мы должны помнить, что это не аналитика чувства, это его философия. Более того, и все другие действия, не обладающие реальными характеристиками собственно человеческой индивидуальности в отношении к простым онтическим условиям человека (он мыслит, говорит, делает), — не являются апперцептивными структурами. То есть, ни «человек чувствует», ни «человек структурирует» не есть онтологическими условиями. А вот «ощущения» и создание кинестетического континуума вполне допустимо: мышление направленное на восприятие телесных ощущений тоже имеет континуум-апперцептивную природу.

Из себя вовне человек может мыслить, говорить, поступать, и это есть его нахождение в структурах реальности. Но из себя вовне человек не может чувствовать. Чувство в этом смысле может быть рассмотрено лишь в форме мышления. Говоря «языком» ТВ чувства не обладают релевантно-референтными характеристиками дирекционального отношения, и в силу этого не могут быть выражены также как и апперцептивные структуры.

Сообразно этому, мы не можем зафиксировать интенцию: «направленность на чувство», но, скажем, «направленность на мысль» при этом, или на «высказывание», или на «действие», или на «ощущения тела» — мы можем зафиксировать. Это распределение структур сущего по различным способам функционального нормирования относительно человеческого существования мы и называем континуум-апперцепцией. Этими интенциями мышление открывает структурный континуум как среду анализа тех или иных мысли-высказывания-действия, как позицию отсчета, систему координат, базовую актуально-виртуальную пару реальностей, в зависимости от того, что мы рассматриваем. Так мы производим функционализацию структурного актуально-виртуального континуума в структуре человеческой апперцепции.

Мы создаем континуум всякий раз, когда мыслим, говорим-пишем, действуем, упорядочиваем мышление в логике, речь-текст в языке, деятельность в опыте. Мышление до того, как собственно заняться содержанием, удерживает две структуры реальности — виртуальную и актуальную. То есть мысля, говоря или действуя, сознание постоянно располагает в континууме свою деятельность, занимая в континууме позицию виртуальности, противопоставляя ей в континууме позицию актуальности внешней сознанию реальности. Вот я мыслю по поводу своего существования. Вот я говорю по поводу того, что мыслю. Вот я действую так, как говорю. И т.д.[29] Причем это не просто выделение двух произвольных структур реальности, которые соотносятся. Это именно объединение их в континуум, то есть в континуальный процесс соотнесения их как разного содержания на единой онтологической платформе.

Континуум — это единство «сознания—внешней-реальности» или же любой «концептуализации-установления», которое позволяет за счет такой феноменологически-апперцептивной функционализации представить нечто расположенное в этом континууме как реальность, и тем самым отличить ее от нереального. В философской традиции само создание континуума исходит из кантовского положения чистой апперцепции «Я мыслю» как первичной, но, указывая от нее в реальность, делает ее непервичной. Оно появляется в том понимании, которое исправляет сам язык, делая чистую апперцепцию Канта «Я мыслю» — континуум-апперцепцией «Я мыслю внешне-реальное», где само «внешне-реальное» дано раньше «Я мыслю», то есть язык оказывается перевернут в этом понимании.

Это единство первичного трансцендентного синтеза предваряет эмпирическую, чистую и тем более трансцендентальную апперцепцию[30]. Трансцендентный континуум существует изначально до и вне различных апперцепций: он является первичным основоположением, из которого в феноменологически-апперцептивной функционализации континуума возникает трансцендентальная континуум-апперцепция. Нам представляется, что континуум-апперцепция положена в сознании животных, в сознании только что родившихся детей как открываемый поток сознания. Для этого неважно, является сознание уже осознанием чего либо, или существует просто как чистая потенциальность осознания; континуум-апперцепция уже есть в изначальном факте потока сознания. Континуум-апперцепция суть структурно положенная всеобщая антиципация, а не эмпирическая, как таковая.

Эмпирическая антиципация — основное и изначальное эмпирическое условие познания-деятельности: оставить вещь и найти ее в том же месте; знать, что видимое может быть ощутимым; не глядя на вещь, быть уверенным, что она существует — речь идет о тождестве реальности в ее всеобщем смысле. Речь идет о тождественности мира самому себе, о его полном проявлении и устойчивости этого проявления, о его полной ясности и твердости (во всяком случае для наших ощущений). Точно также чистая антиципация — предвосхищение самого мышления, «привычка» сознания к процессу мышления.

Имманентная антиципация — основное условие сознательного существования человека вообще. Имманентная антиципация — нечто очень простое, мимо чего часто проходит логика, философия, когда рассматривает изначальные условия сознания. Имманентная антиципация — предвосхищение структуры и допустимой направленности сознания — на сознательное мышление, на выражение сознания в речи и письме, на сознательное действие. Каждое из этих трех базовых интенций сознания предвосхищаются им, осуществляются им и подтверждают всякий раз свое наличие.

Соотнесение имманентной структуры антиципации и связанной с ней полной структуры апперцепции и составляет направления трансцендирования. Трансцендирование дано в апперцепции как собственно апперцептируемый континуум. В этом смысле логика, язык и опыт являются апперцептируемыми концептуальными структурами, но не имманентными. Логика, язык и опыт не подлежат антиципации.

Именно трансцендентальная апперцепция делает допустимым восприятие. Именно она является условием представлений так, что Беркли и Юм оказываются правы — вне сознания мир не существует, но не так, что он куда-то исчезает, приводя к солипсизму, а потому, что само существование есть расположение в пространстве и времени — в самом сознании; а вне сознания существуют вещи-в-себе как структурированное поле, безразлично к «смотрению» сознания на это структурированное поле из какого-либо уровня структуры. Относительно пространственного представления вне сознания отсутствует соотнесение величин, то есть разделения мира на макро и микромир. Относительно временного представления вне сознания нет асимметричности потока, а значит не существует причинно-следственных отношений.

Каким образом допустимо представление неконтинуум-реальности, и является ли она реальностью? Легче всего было бы свести ее к непредставимости в обычных представлениях, но владея инструментом анализа Гуссерля-Хайдеггера, мы можем выразить эту виртуальную реальность через ряд релевантных, но нереферентных выражений. Эта виртуальная реальность имеет неравномерно структурированный (метаморфический), немодальный характер.

Построение структурного континуума есть Начало Начал, фундамент Божественного Замысла, основа свободы воли человека. Построение континуума это свободный выбор единства двух реальностей (двух структур реальности), свободный выбор бывающей ситуации в понимании расположения конкретной актуальной и конкретной виртуальной реальности. В ТВ мы переходим в онтологическую позицию конструирования, «опускаемся» на более онтологический уровень — создаем структурный континуум из виртуальной и актуальной реальности, и лишь затем в позиции конструктивного истолкования функционализируем этот структурный континуум через известные из истории философии содержания континуумов истолкования. Так соотнося структурный континуум «актуальная реальность — виртуальная реальность» с известными из философии континуумами истолкования — мышление, речь-текст, действие, логика, язык, опыт — мы получаем функционально-феноменологический структурный континуум.

Различные философы прошлого опирались лишь на одно из допустимых оснований континуума, но никогда не опирались на перечень всех допустимых континуумов. Сообразно этому, рассматривая историю философии через континуум-апперцепцию, мы можем выделить следующие структуры реальности.

Имманентные реальности — реальность мышления (Декарт, Кант, Гуссерль); реальность речи-текста[31] (представители лингвистической философии[32] Мур, Остин, отчасти структуралисты Барт, Деррида); реальность деятельности (Маркс, СМД-методология).

Концептуальные реальности — эмпирическая (Кант, позитивисты), языковая реальность (Хайдеггер, Сепир, Уорф, структурализм), логическая реальность (Гегель, Витгенштейн, Рассел).

Таким образом ТВ вводит в качестве отдельных феноменологически-апперцептивных структур (актуальной и виртуальной) следующие реальности: мышления, высказывания (речи-текста), деятельности, логическую, языковую, эмпирическую. Причем последние три структуры не являются естественными, они приобретаются в культуре, в опыте отношения индивидуального мышления к культуре. Эти три структуры являются концептуальными структурами, так как их формирование происходит в результате процесса синтеза трансцендентального единства относительно базовых областей культуры — логики, языка, опыта (культурный опыт предметного взаимодействия, передаваемый через теоретическую науку), то есть в структурированном виде все то, что Хайдеггер понимал под структурно «ближайшим» (Dasein).

В конструктивной позиции континуум-апперцепция это третий уровень нормирования, наложенный на второй: функционализация континуумного нормирования. Здесь мы встречаемся с пересечением двух позиций — традиционной позиции истолкования (когда мы описываем расширение феноменологически-апперцептивных структур, известных из философской традиции) и позиции конструирования, когда мы феноменологически-апперцептивно функционализируем актуально-виртуальный континуум через его отнесение с антропологическим содержанием онтических условий: человек мыслит, говорит-создает-текст, действует. Так на пересечении двух позиций — расширенного истолкования апперцепции и конструктивного истолкования второго через третий уровней нормирования — мы получаем теоретическое представление о «континуум-апперцепции». Тем самым мы произвели онтологическую реконструкцию теоретического представления об апперцепции в три этапа: деконструкция традиционной теории апперцепции, конструкция новых онтологических оснований через структурное нормирование и конструктивное истолкование на этой основе теории апперцепции и реконструкция новой теории апперцепции на новых основаниях. Поскольку сделали мы этого только на самом общем уровне — позиций апперцепции — то и назвать мы можем такую онтологическую реконструкцию позиционной.

Итак, выше мы описали онтологическое нормирование как разграничение виртуальности и актуальности, которые в разграничении самого нормирования позволило нам получить представления о виртуальной реальности и виртуальной реальности. Второй уровень континуумного нормирования позволил нам произвести объединение виртуальной реальности и актуальной реальности в один континуум, что в разграничении этого нормирования через человеческую природу, понятую нами как континуум-апперцепция, позволяет произвести феноменологически-апперцептивные структуры реальности. В ТВ мы описываем второй уровень нормирования структуры как бывания, континуумный:

1) ТВ выделяет структуры на онтологическом уровне как актуальные и виртуальные, нормируя их превращает в реальности (онтологический уровень нормирования);

2) ТВ создает из выбранной актуальной и виртуальной реальностей структурный континуум, приобретающий разграничивающее релевантное отношение виртуальная реальность — актуальная реальность (континуумный уровень нормирования);

3) ТВ функционализирует структурный континуум «актуальная реальность — виртуальная реальность» в структуре традиционных континуумов философского истолкования, где как актуальная, так и виртуальная реальность приобретают функцию одного из известных из истории философии континуумов истолкования: мышление, речь-текст, деятельность, язык, логика, опыт.

Покажем конструктивную символизацию:

Континуумы — AR-VR или VR-AR;

Функционализация в континуум-апперцепции:

AR(мысль, высказывание, действие, номен, термин, феномен)VR(мысль, высказывание, действие, номен, термин, феномен) — имманентная апперцепция;

VR(мысль, высказывание, действие, номен, термин, феномен)AR(мысль, высказывание, действие, номен, термин, феномен) — концептуальная апперцепция.

Таким образом в континууме в результате функционализации актуальные и виртуальные позиции приобретают перечисленные в скобках функции апперцептивных реальностей. Кроме того, имманентная апперцепция предполагает интенцию «интерпретации», а концептуальная апперцепция предполагает интенцию «установления»: хотя они в нашем примере в тексте имеют одинаковое направление, но с точки зрения соединения противоположных континуумов (актуально-виртуального и виртуально-актуального) они разнонаправлены дирекционально.

В континуум-апперцепции мы производим феноменологически-апперцептивную функционализацию, которая порождает предметное различие и соответственно больший набор предметов, нежели у Канта: мысль (то, что у Канта — ноумен), высказывание, акт (действие), номен (имя в языке), феномен, термин. При этом, как видно, мы отличаем ноумен как предмет мышления от номена как предмета языка. Чтобы не путаться в дальнейшем мы будем применять по отношению к предметам мышления термин «мысль», а по отношению к языковым предметам — термин «номен», что несколько корректирует кантовское словоупотребление, поскольку Кант различал феномены (у нас — эмпирическая реальность) и ноумены (у нас — реальность мышления).

Наконец еще один важный вывод. При всей связанности различных направлений философии, мы различаем несколько традиций, по-разному отвечающих на вопрос: как же все-таки человек мыслит? Эти различные направления философии как базовые используют различные континуум-апперцепции. Эмпирическая традиция — Декарт-Кант-позитивизм: человек мыслит эмпирически через трансцендентальный априорный синтез мышления (континуум «опыт-мышление»). Логическая традиция — Гегель: человек мыслит диалектически в системе логики понятий, предполагающей тождество бытия и мышления (континуум «логика»). Феноменологическая традиция — Кант-Гуссерль: человек мыслит конститутивно, интенционально располагая феномены в конститутивном потоке сознания (континуум «мышление-интенциональная-логика»). Языковая традиция — Хайдеггер-структуралисты: человек мыслит в языке (континуум «язык-«ближайшее»» (структурно «ближайшее», т.е. социально-исторически осмысленный опыт)). СМД-традиция — Маркс-Щедровицкий: человек мыслит в связи мыследеятельности и деятельности (континуум «мышление-деятельность»). Гораздо менее развиты философски являются иные традиции (теории речевых актов, коммуникации и т.п.). Далее мы скажем об этом подробнее.

Так мы получаем результат третьего уровня континуумного нормирования через континуум-апперцепцию — базовую структуру реальности, которую мы рассмотрим далее.

Случайные записи:

Психологические парадоксы восприятия. Запрещенное для показа на ТВ


Похожие статьи:

Добавьте постоянную ссылку в закладки. Вы можете следить за комментариями через RSS-ленту этой статьи.
Комментарии и трекбеки сейчас закрыты.