Медицинские применения миллиметровых волн

Г.А.Кравков

Часть 1

Эффект нетеплового (информационного) воздействия электромагнитного излучения крайне высокой частоты на биологические объекты и человека

Краткий обзор

Киев – 2006 г.

Предисловие

Настоящий обзор посвящен явлению, которое на Западе принято называть «несмертельным оружием»; в России – еще нелепее – «психотронным оружием», и которое правильнее было бы назвать информационным (нетепловым) воздействием электромагнитного излучения крайне высокой частоты на биологические объекты, в том числе и на человека. Не мощность излучения, а содержащаяся в несущей радиоволне информация определяет убойный, калечащий или целебный характер такого воздействия.

В обзоре использованы доступные любому российскому или украинскому гражданину источники из научной периодической печати, освещающие теоретические аспекты проблемы и медицинские применения открытых эффектов, начавшиеся с конца 70-х годов прошлого века. В основном это статьи из журналов «Миллиметровые волны в биологии и медицине», «Биомедицинские технологии и радиоэлектроника», «Вестник новых медицинских технологий», «Успехи физических наук», «Биофизика», а также материалы Сборников докладов российских симпозиумов с международным участием «Миллиметровые волны в биологии и медицине», любезно предоставленные автору в ЗАО «Медико-техническая ассоциация «КВЧ» (Институт радиотехники и электроники Российской академии наук).

Целью обзора является показ интересующимся рассекреченной части проблемы и современного положения линии секретности в ней. Обзор является частью более обширного материала, содержащего свидетельства пострадавших от микроволнового воздействия.

Раздел 1.

Рождение проблемы.

Проблема родилась в начале 60-х годов ХХ века как «идея о возможности специфического воздействия электромагнитного излучения ММ (миллиметрового) диапазона длин волн на биологические структуры и организмы», была высказана советскими учеными (Н.Д. Девятков, М.Б. Голант и др.).

Состояла идея в следующем. Атмосферой Земли ММ-излучения внеземного происхождения сильно поглощаются. Поэтому земные организмы не могли иметь естественных механизмов приспособления к колебаниям заметной интенсивности в этом диапазоне, обусловленным внешними причинами, однако могли приспособиться к собственным колебаниям в этом диапазоне в процессе эволюционного развития (1).

В условиях отсутствия мощных естественных источников излучения в миллиметровом диапазоне природа могла использовать этот «беспомеховый» диапазон для целей управления основными физиологическими функциями (2) и информационной связи между клетками живых объектов.

Возникли естественные вопросы: какое значение для жизни может иметь реакция на когерентное электромагнитное излучение, которое в окружающей природе практически отсутствует? И если существует такая реакция, то каковы особенности ее проявления в живом организме? (1).

Вот как рассказывал (3) о первом шаге в направлении проверки выдвинутой гипотезы участник событий, профессор О.В. Бецкий: «В сентябре 2003 г. исполняется 40 лет со дня проведения в ИРЭ АН СССР … научного семинара, посвященного обсуждению необычных свойств низкоинтенсивных электромагнитных полей миллиметрового (крайне высокочастотного – КВЧ) диапазона применительно к процессам функционирования биологических организмов. К этому времени в НИИ МЭП СССР «Исток»… была завершена научно-исследовательская работа по разработке первого в мире широкополосного генератора миллиметровых волн на основе вакуумных приборов-ламп обратной волны с продольным магнитным полем (ЛОВ-О). Семинар был поставлен по инициативе Н.Д. Девяткова – члена-корреспондента АН СССР, научного руководителя НИИ «Исток» (г. Фрязино, Московск. обл. – Авт.) и заведующего отделом 16 «Сверхвысокочастотная электроника» ИРЭ АН СССР. Лампы обратной волны дали возможность начать работы в нетрадиционном для радиоэлектроники направлении – в биологии и медицине».

Первые очень интересные результаты экспериментов, поставленных по предложению Н.Д. Девяткова и М.Б. Голанта, были получены в 1965 г., когда был установлен резонансный отклик живых биологических объектов при воздействии на них дискретными волнами миллиметрового диапазона (4).

Практически одновременно в другом конце Советского Союза, в Новосибирске, В.П. Казначеевым, С.П. Шуриным, Л.П. Михайловой было открыто не менее интересное «Явление межклеточных дистантных электромагнитных взаимодействий в системе двух тканевых структур».

«Предпосылка экспериментов заключалась в том, что функциональное состояние клетки, подвергнутой воздействию различных факторов внешней среды, кодируется в электромагнитном излучении, возникающем в процессе ее жизнедеятельности. Предполагалось проверить, обладает ли это излучение сигнальной функцией, способно ли оно запускать адекватные исходному возбужденному состоянию процессы в интактных клетках-детекторах. Поскольку имелось в виду исследование информативных свойств излучения, избраны такие ситуации, когда клетка сталкивалась с повреждающими факторами среды. В этом случае адекватный ответ со стороны клеток-детекторов мог быть истолкован как проявление информативного воздействия. В качестве факторов воздействия на клетку использовались ДНК и РНК-содержащие вирусы, токсические дозы двухлористой ртути, летальная доза ультрафиолетового облучения и др. В результате в клетках развиваются повреждения, приводящие к гибели со специфической для каждого из перечисленных агентов картиной. Если поврежденные соответствующим образом клетки, находящиеся в специальных камерах с кварцевыми окошками, соединить с помощью оптического контакта с такими же клетками, не подвергнутыми никакому воздействию, то в последних закономерно развиваются изменения, повторяющие картину болезни и гибели поврежденных клеток. Таким образом, между двумя группами клеток, имеющих только оптический контакт через кварцевую пластинку, обнаружены дистантные межклеточные взаимодействия, обусловленные сверхслабым электромагнитным излучением…

Изменения в незараженной «зеркальной» культуре-детекторе специфичны: клетки детектора в значительной мере копируют весь цикл превращений, происходящих в клетках культуры-индуктора. Однако такие морфологические признаки, как вирусные включения в «зеркальной» культуре никогда не обнаруживались. Именно поэтому мы говорим о «чертах сходства и различия» культуры индуктора и детектора…

«Зеркальный» эффект реализуется в гомологичных клеточных линиях и отсутствует в гетерогенных культурах, генетически отдаленных друг от друга.

«Зеркальный» цитопатический эффект наблюдался в случае применения в качестве подложки кварцевых или слюдяных пластинок. Стеклянные подложки не эффективны. Отсюда следует, что носителем сигнала при взаимодействии двух клеточных систем могут быть излучения ультрафиолетового или инфракрасного диапазона, так как кварц прозрачен и по отношению к ИК-излучению.… В исследованиях с применением металлической фольги иди черного фильтра между камерами получен отрицательный результат, т.е. отсутствие «зеркального» эффекта» (5).

В итоге «было установлено, что специфическое повреждение одной живой клетки (ткани) может привести к такому же специфическому повреждению клетки (ткани), находящейся рядом в герметичном объеме, исключающем перенос вещества от одной клетки к другой через стенки сосуда» (6) (Диплом на открытие № 122 с приоритетом от 15 февраля 1966 г. Официальный бюллетень Комитета по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР, 1973 г., № 19).

Таким образом было обнаружено межклеточное информационное взаимодействие посредством электромагнитных волн.

Итак, живые организмы, как минимум, на клеточном уровне, рассылают накануне гибели радиосообщения с «медицинским заключением о болезни и причинах смерти» — так это называлось в Советском Союзе. Близкородственные им организмы могут его воспринять и сходным образом покончить жизнь самоубийством. Как можно имитировать вирусную инфекцию, не имея в своем составе вирусов? Или химическое поражение ртутью, не имея ртути? Каким инструментальным образом действуют вирус и ртуть? Можно ли данный инструмент отделить от его носителей и оперируя им, искусственно вызвать инфекционное заболевание в отсутствие носителя инфекции или имитировать химическое поражение, не вводя само вещество в поражаемый организм?

Миллиметровые радиоволны.

Эффект воздействия электромагнитных волн на биологические объекты может быть энергетическим (ионизирующим) или информационным. При энергетическом воздействии эффект достигается за счет большой мощности колебаний и приводит к общему или локальному прогреву тканей. В этом случае частота и форма колебаний в первом приближении не играет важной роли.

Миллиметровые волны (частота колебаний в этом диапазоне меняется в пределах F = 30-300 ГГц, что соответствует длинам волн в свободном пространстве l=10-1 мм) относятся к неионизирующим излучениям. Энергия кванта излучения в ММ-диапазоне чрезвычайно мала, меньше энергии теплового движения молекул, энергии электронных переходов, колебательной энергии молекул и энергии водородных связей и может влиять на жизнедеятельность только при многоквантовых процессах, характерных для когерентных колебаний. Повышение температуры в месте воздействия незначительно (примерно 0,1°С) и не оно является главным фактором достижения эффекта. В таких случаях говорят об управляющем, или информационном действии электромагнитного излучения низкой (нетепловой) интенсивности, а достигаемые при этом биологические эффекты именуют эффектами нетеплового (информационного) воздействия электромагнитного излучения крайне высокой частоты (ЭМИ КВЧ) на биологические объекты.

Дополнительным, но не обязательным, аргументом для признания того или иного воздействия информационным может быть существенное превышение (на много порядков) энергетики инициируемых процессов над энергетикой инициирующих воздействий, подчеркивающее их сигнальное значение для воспринимающей системы.

Миллиметровые волны сильно поглощаются в воде и водосодержащих средах. Миллиметровый слой воды ослабляет КВЧ-излучение при l = 7,1 мм в 100 раз, при l=2 мм – в 10 тысяч раз. Для медико-биологических приложений этот факт является существенным, так как ММ-волны практически полностью ослабляются в верхних слоях кожи человека (в эпидермисе, на глубинах порядка 0,3-0,7 мм) и в принципе не должны влиять на его внутренние состояния, тем не менее, такие влияния имеют место и объясняются имеющимися в организме каналами передачи информации и наличием резонансных «окон прозрачности» в воде и водосодержащих средах на определенных частотах воздействия.

Возросший интерес к миллиметровым волнам стимулировал их изучение, и были получены определенные результаты: «Важной особенностью ММ-волн является их малая расходимость при распространении в воздушной среде, что повышает помехозащищенность каналов связи и позволяет использовать большое их количество в ограниченном пространстве без создания взаимных помех. Эти волны, обладая большим разрешением по углу места и дальности, могут обеспечить высокую скрытность передачи при небольших габаритах приемно-передающей аппаратуры. Наконец, существенным достоинством волн КВЧ-диапазона является большая пропускная способность, что позволяет передавать по одному каналу связи большое количество информации» (10).

Дальнобойность, остронаправленность, скрытность в сочетании с малыми габаритами аппаратуры – прекрасные показатели для использования ММ-волн на поле боя с целью оказания, как минимум, целебного воздействия на солдат противника (иных, помимо целебных, действий на человека миллиметровые волны не имеют и иметь не могут в принципе – так стало утверждаться с начала 90-х годов, со времени частичного, ради расширения медицинских применений, рассекречивания проблемы).

Проверка гипотезы.

«В 1966 – 1973 г.г. по инициативе академика Н.Д. Девяткова в различных организациях страны был проведен длительный цикл экспериментальных исследований. Эксперименты, проведенные с микроорганизмами и лабораторными животными не только подтвердили основные положения концепции, но и позволили сформулировать основные закономерности взаимодействия миллиметровых волн с живыми организмами…

Экспериментальный этап завершился широким квалифицированным обсуждением научной общественностью проблемы биологической значимости миллиметровых волн на специальной сессии Отделения общей физики и астрономии АН СССР в январе 1973 г. … Основные результаты исследований и материалы дискуссии были опубликованы в академическом журнале «Успехи физических наук» (1973 г., № 4). Эта публикация привлекла к обсуждаемой проблеме внимание ученых из различных стран, в которых были поставлены исследования, копирующие отечественные работы». (7)

По содержанию публикации видно, что начинавшие исследования люди не вполне сознавали, с чем им придется столкнуться. Облучали, меняя частоту, выбранные для экспериментов биообъекты, фиксировали полученные результаты, анализировали их и честно вынесли на обсуждение коллег. Это наиболее бесхитростный материал, из всех найденных и прочитанных мной. Никто, похоже, не догадывался во что, в конечном счете, выльется их работа. Иначе публикация во всемирно известном, переводном на английский язык, академическом журнале никогда не состоялась бы. В конце 70-х годов, когда было осознано, наконец, вполне значение миллиметровых волн, исправлять что-либо было поздно. Советский Союз потерял, может быть, уникальную возможность вырваться далеко вперед в данной области знаний и их практических применений, в том числе и в военном деле.

Познакомимся с наиболее интересными из числа выполненных в 1966 – 73 г.г. экспериментов. Классическим стал опыт Р.Л. Виленской и А.З. Смолянской.

«Исследовано действие миллиметровых волн на внутриклеточные системы, обуславливающие летальный синтез у бактерий, т.е. синтез веществ, приводящий клетку к гибели. В качестве тест-объекта был выбран колициногенный фактор кишечной палочки. Кол-фактор представляет собой внехромосомный генетический элемент. Функциональная активность этого элемента обычно репрессирована. Депрессия кол-фактора приводит к синтезу особого белкового вещества, названного колицином; клетка при этом погибает» (8).

Эффект характеризовался коэффициентом индукции КИ – отношением процентного содержания микроорганизмов, выделяющих колицин, в облученных и необлученных культурах. Резонансный характер отклика на облучение выразился в следующем: при длине волны l = 6,5 мм КИ = 3,8 (процент выделяющих колицин бактерий увеличился в 3,8 раза против исходного), при l = 6,51 мм КИ = 1,0 (положение вернулось к исходному, до облучения), и далее:

— при l = 6,53 мм КИ = 3,3;

— при l = 6,54 мм КИ = 1,0;

— при l = 6,55 мм КИ = 2,9;

— при l = 6,57 мм КИ = 1,2;

— при l = 6,58 мм КИ = 2,2;

Таким образом, на длинах волн l = 6,5; 6,53; 6,55; 6,58 мм облучение оказывает влияние на жизнедеятельность микроорганизмов; на промежуточных длинах волн l=6,51; 6,54; 6,57 мм – не оказывает. На графике зависимость выглядит как угасающая по амплитуде по мере роста длины волны синусоида, шаг ее Dl = 0,02 мм, отношение l / Dl » 300 (величина, характеризующая узость резонансных полос, соответствующих данному воздействию, удивившая поначалу специалистов).

Одновременно был обнаружен пороговый характер явления, выразившийся в следующем: коэффициент индукции начинает быстро нарастать при мощности излучения 0,001 мВт/см2 (миллионная доля ватта), достигает максимума при мощности в 0,01 мВт/см2 и при дальнейшем ее увеличении не растет: «изменение величины плотности потока мощности в 100 раз от 0,01 до 1,00 мВт/см2 не влияло на коэффициент индукции и лишь дальнейшее уменьшение мощности до 0,01 мВт/см2 привело к резкому падению биологического эффекта» (8).

Очень похоже на поведение глаз человека, которые хорошо видят при комнатном освещении, так же хорошо на солнце, а вернувшись в комнату, перестают видеть при освещении, ранее достаточном. Совпадение тем более любопытное, что зрение человека имеет чисто информационную функцию, никаких других.

И далее: «Эффект находился в прямой зависимости от времени облучения. Облучение в течение 30 мин. при температуре t = 20°С не оказывало никакого влияния на синтез колицина, после облучения в течение одного часа количество синтезировавших колицин клеток возросло в 1,5-2 раза, а после двух часов – было максимальным. При 37°С индукция синтеза колицина имела место даже при облучении в течение 30 мин. Это, по-видимому, следует связать с более высокой функциональной активностью всех систем клетки в этих условиях» (8).

Не только частоты, близкие к 6,5 мм влияют на синтез колицина. На этой волне эффект максимален, КИ = 3,8; потому ее окрестности и выбраны для иллюстрации острорезонансного характера воздействия. Но сходным образом влияет на клетки E.coli и длина волны l = 5,8 мм, здесь КИ = 3,0; и l = 7,1 мм КИ = 2,4. Во всех трех случаях эффект появляется не ранее 30 мин. после начала облучения, растет с течением времени, достигает приведенных выше максимумов через два часа и при дальнейшем облучении не растет.

Могут подумать, что зависимость носит дозовый характер, но это не так. Доза зависит и от времени и от мощности излучения, а ее стократное послепороговое увеличение никак не повлияло на коэффициент индукции, который после достижения порога по мощности становится исключительно функцией времени, и то до достижения определенного двухчасового предела, после чего не растет вообще. Не существует, кажется, способа переменой частоты или колебаниями мощности заставить клетки отреагировать на воздействие быстрее, чем за 30 мин. Похоже на работу информационного канала с ограниченной пропускной способностью. Близкий аналог – телеграфист или радист, принимающий код Морзе по старинке, на слух, и записывающий сообщение вручную. Человека тоже можно «разогреть» окриком или просьбой, увеличить скорость приема, но не в сто раз конечно.

Объясняется существование и нижнего порога по времени, — невозможно по первой букве, слову или даже фразе угадать смысл всей телеграммы, и верхнего, — повторная передача сообщения не влияет на реакцию на него.

Закончим знакомство с экспериментом: «Отсутствие зависимости эффекта от мощности является еще одним веским доводом в пользу нетеплового воздействия миллиметровых волн, так как любые тепловые эффекты зависят в первую очередь от интенсивности потока…

До настоящего времени способность различных агентов (как физических, так и химических) индуцировать летальный (смертельный – Авт.) для бактериальной клетки синтез колицина связывали в основном со способностью этих агентов дезинтегрировать ДНК или блокировать ее синтез… Миллиметровое излучение можно рассматривать как принципиально новый агент, который не вызывая непосредственных повреждений в молекуле ДНК, приводит к нарушению механизма регуляции функций генетических элементов в клетке, в частности, экстрахромосомных элементов» (8).

В.Ф. Кондратьевой, Е.П. Чистяковой и др. изучалось влияние ММ-волн на свойства бактерий: «Миллиметровые волны обладают значительным губительным действием на бактерии. Показана зависимость выживаемости от длины волны… Наиболее губительное действие оказывает длина волны 7,2 мм».

Н.П. Залюбовская, эксперименты с насекомыми (мухи-дрозофилы): «После облучения (15-60 мин.) взрослые мужские и женские особи не погибали, внешне не было отмечено никаких изменений, а после скрещивания такие насекомые, как правило, давали нормальное потомство. Однако число потомков у облученных родителей уменьшалось, плодовитость насекомых зависела от длины волны, на которой проводилось облучение и времени воздействия… В первом поколении мутанты появлялись редко, наибольшее количество мутантов отмечали во втором поколении после длительного воздействия излучения с длиной волны 6,5 мм…

Облучение экспериментальных животных (белых крыс и мышей) в течение 40-50 дней по 10-15 мин. не приводило к летальному исходу. Однако у таких животных отмечали вялость, взъерошенность шерсти, отказ от пищи и питья в течение некоторого времени… У облученных животных снижалась резистентность (сопротивляемость – Авт.) организма к инфекциям» (8).

Другие опубликованные доклады подтверждают: наиболее губительна для живого волна 6,5 мм.

Самым любопытным и неожиданным оказалось сообщение Р.Л. Виленской и Л.А. Севастьяновой. Приведем его описание по более позднему источнику 2001 г. (9), здесь более развернутый ряд резонансных частот, и добавим интересные подробности из публикации 1973 г.

Исследовалась реакция кроветворной системы животных (крыс и мышей) на внешние облучения по количеству и состоянию клеток костного мозга. Облучение производилось в трех вариантах: жестким ионизирующим рентгеновским излучением; миллиметровыми волнами; совместно обоими видами. Результаты оказались такими: при облучении рентгеновскими лучами число клеток костного мозга уменьшилось до 50-60 % исходного; при облучении миллиметровыми волнами – до 96 % исходного. По логике вещей, совместное облучение должно было бы привести к еще большему снижению числа клеток костного мозга за счет суммарного действия двух видов излучения. На деле вышло так.

При комбинированном действии «миллиметровые волны – рентгеновское излучение» на длинах миллиметровых волн l = 7,07; 7,10; 7,12; 7,15; 7,17; 7,20; 7,22; 7,25 и 7,27 мм количество клеток костного мозга у подопытных животных увеличилось и достигло 85-90 % исходных значений. Если же при таком комбинированном воздействии использовали длины волн l = 7,08; 7,09; 7,11; 7,13; 7,14; 7,16; 7,18; 7,19; 7,21; 7,23; 7,24 и 7,26, то количество клеток костного мозга оказывалось на уровне действия только одного рентгеновского излучения, т.е. составило 50-60 % от исходного значения.

Любопытная деталь: в исследовании В.Ф. Кондратьевой длины волн 7,15 мм и 7,20 мм названы самыми губительными для микроорганизмов. Для мышей и крыс они оказались целебными.

Посмотрим доклад Р.Л. Виленской и Л.А. Севастьяновой на сессии 1973 г. Вначале характерная для того времени констатация очевидного парадокса:

«Несмотря на то, что излучение СВЧ миллиметрового диапазона с длиной волны l = 7,1 мм поглощается в поверхностном слое кожи животных на глубине примерно 3?10-2 см, было обнаружено уменьшение количества пораженных рентгеновским излучением клеток костного мозга» (8).

Зависимость эффекта от мощности: «До значения плотности потока мощности Р=9 мВт/см2 никакого влияния на N/N0 облучение животных полем СВЧ не оказывает… Затем при увеличении Р число неразрушенных клеток возрастает практически скачком до величины 0,85. Дальнейший рост Р не сопровождается увеличением N/N0».

Зависимость от времени: «До интервала времени t = 30 мин. действие СВЧ вообще не проявляется. При возрастании времени облучения до 60 мин. наблюдается увеличение защитного эффекта и N/N0 достигает 0,8. Дальнейший рост экспозиции не сопровождается сколько-нибудь заметным увеличением эффекта» (8).

Кроме перечисленных выше длин волн защитными свойствами обладают также l = 6,7 мм и 6,82 мм.

В таком виде впервые явилась миру микроволновая проблема. С годами отношение к миллиметровым волнам изменилось, в их адрес было сказано много добрых слов, они будут процитированы и ваше мнение тоже улучшится. Но черного кобеля не отмоешь добела. В конце концов, вы вернетесь в исходную точку. Как часто бывает, первое впечатление от новинки оказалось верным.

Идея о чувствительности биологических объектов к слабы электромагнитным полям получила тогда же «косвенное теоретическое подтверждение в работе известного физика с мировым именем – Г. Фрёлиха. Основной вывод из этой работы сводится к тому, что отдельные участки плазматической мембраны живой клетки находятся в возбужденном колебательном состоянии (когерентные колебания) в диапазоне частот 1011 – 1012 Гц, что по современной классификации соответствует крайне высокочастотному диапазону… Мощность электромагнитных колебаний, излучаемых электрическими диполями плазматических мембран клетки, равна примерно 10-23 Вт в узкой полосе частот. Следовательно, для живых клеток столь низкая величина мощности является значимой величиной, поэтому клетки «должны» быть, в соответствии с принципом взаимности, чувствительными к внешним излучениям с мощностью такого же порядка величин» (10).

Долгое время нельзя было и мечтать о непосредственном обнаружении клеточного излучения из-за его запредельно малой мощности. Прошло тридцать лет, прежде чем удалось получить прямое экспериментальное подтверждение основного положения гипотезы: «9 декабря 1997 г. удалось с помощью уникальной радиометрической системы, созданной в Научно-исследовательском Центре квантовой медицины «Видгук» (Киев, Украина) впрямую зарегистрировать неравновесную компоненту излучения человека именно в ММ-диапазоне. Она составила величину 10-20-10-21 Вт/Гц. В этот день гипотеза о физике живого превратилась в научное направление «Физика живого» (11).

Сильнейшим аргументом в пользу признания ММ-воздействия информационным считают наличие «плато» или «ступеньки» на графике зависимости эффекта от мощности излучения. Можно привести подтверждающие доводы специалистов цитаты, но лучше не нужно. Они мало что прояснят рядовому читателю. Разумнее использовать аналогию, найти пример заведомо информационного воздействия, построить соответствующий график и посмотреть, будет на нем «ступенька» или нет.

Понятно без доказательств, что мощность акустических колебаний, излучаемых голосовым аппаратом командира, отдающего команды «направо» или «налево» строю солдат, недостаточна для вращения подчиненных. Языком не то что человека повернуть, антенны (т.е. уши) согреть ему невозможно. Но люди вертятся. Воспринимают смысл приказа и исполняют его за счет внутренней энергии организмов. Акустическое воздействие имеет порог по мощности. Если команда отдается шепотом, никто ее не услышит, а если будет выкрикнута, тогда (используем академический отчет): «при увеличении Р (мощности) число неразрушенных клеток (у нас – выполнивших приказ солдат) возрастает практически скачком до величины 0,85» (у нас до 1,00. Вся рота, 100 человек, исполняет команду.). На графике прямая зависимости эффекта от мощности взлетит вертикально вверх, от 0 до 100 ед. Если командир вооружится громкоговорителем и увеличит силу звука на порядок (в 10 раз), два порядка (в 100 раз), три порядка (в 1000 раз), что изменится? Прямая на графике переломится под прямым же углом и поползет параллельно горизонтальной координатной оси вправо, образуя «плато» и подтверждая: эффект не растет от увеличения мощности, достиг насыщения. Как выполняла команду вся рота, так все 100 человек ее и выполняют. Горизонтальное «плато», подпертое слева взметнувшейся был вверх вертикальной прямой и образуют «ступеньку» по мощности, подтверждающую, как утверждают специалисты, информационный характер воздействия.

Имеется в нашем примере и порог по времени. Человек сообразительнее микроба, но и ему нужно 1, 2, 3 секунды, чтобы решить, где у него правый или левый бок. Опытный командир всегда делит команду на две части, информационную «налее…» или «напраа…» и, через паузу, сигнальную «во!». Пусть крошечный, но порог по времени здесь есть.

Спросят: «А не слишком много берет на себя автор, уподобляя нас, людей, первым попавшимся биообъектам? Разве могут, разве посмеют крысы, а тем более микробы, понимать команды? Современная наука не способна…» и так далее.

Еще как могут, еще как посмеют. Есть ученые, всерьез утверждающие, что некоторые точно не кончавшие университетов биообъекты (не импортные, наши советские) понимают иностранные языки, например, лучше большинства наших же советских людей. Дикое утверждение это считают достоверным и экспериментально доказанным. Причем доказывали его не дома на кухне, а в профильных исследовательских институтах Российской Академии наук (Институте Общей Генетики РАН, например). Но об этом ниже.

Желающих получить более строгое и точное обоснование информационного характера действия миллиметровых волн на биологические объекты, отсылаем к приложению 3, где изложено аргументированное мнение по данному вопросу основоположников проблемы, Н.Д.Девяткова, М.Б.Голанта, О.В.Бецкого.

Раздел 2.

Резонансные эффекты.

Резонансы были первым, наиболее интригующим проявлением микроволнового воздействия. Радиофизиков поразила узость действующих полос излучения, добротность (отношение длины волны к ширине полосы) достигала 300-500 ед. На сегодня найдены воздействия (капиллярный эффект) с добротностью до 10 тыс. ед. (т.е. при длине волны l = 10 мм, например, допустимые отклонения находятся в пределах от 9,9995 до 10,0005 мм, не более).

Скоро было осознано, что не миллиметровые волны вообще, а конкретные, острорезонансные их частоты, вызывающие тот или иной ответный отклик живых организмов, а значит имеющие сигнальное значение для их управляющих систем, могут оказаться инструментом дистанционного воздействия извне на биологические объекты, в том числе и на человека. Начался многолетний экспериментальный поиск биоэффективных частот.

«Отклик на них может быть различным, как положительным, так и отрицательным. Существуют определенные «частотно-амплитудные окна», внутри которых есть детектируемая реакция биообъекта, а вне их — отсутствует. При этом наиболее информативной является частота воздействия, а амплитуда определяет лишь механизм реализации отклика организма». (23)

Сорок лет изучаются резонансы, но всеобъемлющего, удовлетворяющего всех объяснения механизма их возникновения нет. Есть лишь предположения. Более или менее достоверные.

«Формально резонансный эффект можно наблюдать, если собственная частота какой-либо структуры имеет собственную частоту колебательного или вращательного движения, которая совпадает с частотой падающего излучения…

Сильная частотная зависимость должна наблюдаться и в случаях, когда частота падающего ММ-излучения совпадает с собственной резонансной частотой молекулярного ансамбля типа кластеров…

Резонансный эффект может иметь место также и в случаях, когда частота поглощения электромагнитной волны какой-либо молекулы совпадает с частотой падающего излучения» (10).

Наиболее наглядный из наблюдавшихся резонансов – эффект Руденко: «Пациент Руденко, страдавший хронической язвой желудка, отличался тем, что терапевтическое резонансное воздействие внешнего электромагнитного поля он демонстрировал путем самопроизвольного подбрасывания обеих ног сантиметров на 20-25.

Важным оказалось не только то, что такая реакция осуществлялась только на определенных частотах (добротность резонанса около 1000), но и то, что эту реакцию можно было блокировать с помощью школьного магнитика, подносимого к телу вдоль траекторий внешних ходов меридианов. Перемещая положение магнита над телом Руденко и сканируя его вдоль предполагаемых треков меридианов, удалось локализовать полностью внешний ход меридиана желудка, фрагменты остальных меридианов и все это заснять на кинопленку» (11). О меридианах, о связи микроволнового воздействия с древней китайской медициной, вскоре обнаружившейся, поговорим ниже.

Интересен и «эффект избегания», условный рефлекс, который проявляется у крыс «в зависимости от параметров слабого электромагнитного сигнала. Реакция вырабатывалась лучше всего на сигнал с частотой 300 Гц при плотности потока мощности 10-11 Вт/см2. увеличение или уменьшение плотности мощности облучения на 1-2 порядка без изменения прочих параметров сигнала приводило к невозможности выработки рефлекса. К тому же приводило изменение частоты до 500 или 50 Гц» (12).

Здесь поразителен уровень мощности сигнала, 10-11 Вт/см2, стомиллиардная доля ватта, который становится на частоте 300 Гц, и только на ней, нестерпимым для крыс.

«Выше отмечалось, что частота является носителем информации, а виды колебаний в организме могут трансформироваться друг в друга. Поэтому, можно полагать, что резонансный отклик организма возможен на одних и тех же частотах при совершенно различных типах воздействий на него (электромагнитных, акустических, гравитационных и т.п.).

Далее уже встает вопрос о предпочтительности того или иного воздействия и его эффективности, но реакция организма, безусловно, должна существовать». (23)

Наибольший интерес всегда был к резонансам человеческого организма в целом: «Аргументом для использования электромагнитного излучения с l = 4,9 мм явились соображения, основанные на известном факте максимального поглощения миллиметровых волн в атмосфере молекулярным кислородом; l = 7,1 мм определена в эксперименте – при лечении животных, пораженных онкопатией; и лишь l = 5,6 мм была выбрана на основании анализа клинических наблюдений за результатом лечения больных с язвенной патологией желудка и 12-перстной кишки» (13). Частоты эти считаются основными и разрешены были к применению Минздравом СССР.

Встречаются также упоминания о лечебном использовании длин волн 3,8 мм (14) и 6,4 мм (15, 16). В самое последнее время число терапевтических пополнили также длины волн l = 5,96 мм, 5,79 мм, 4,61 мм (17).

Определены человеческие типы, наиболее чувствительные к тем или иным длинам волн.

Волна l = 7,1 мм больше подходит «спринтерам», для которых характерны относительно невысокая устойчивость к длительно существующим внешним и внутренним факторам (раздражителям), способность к осуществлению больших объемов деятельности в короткие периоды времени, т.е. синдром «быстрой энтропии».

Волна 5,6 мм полезнее «стайерам», у которых «высокая устойчивость к продолжительно действующим внутренним и внешним факторам…, медленное развитие заболевания, т.е. синдром «замедленной энтропии» (16).

Но это не обязательно, возможно и сочетанное применение обеих частот. Установлено также, что:

«1. Рецепторы кожи, воспринимающие ММ-волны, многочисленны и расположены по всей ее поверхности, относятся к различным функциональным системам.

2. Принципиального, на наш взгляд, различия в выборе зон воздействия для ММ-терапии не существует (об этом есть подтверждение в клинике при лечении разнообразных патологий)».

Данное утверждение многими оспаривается, причем приводятся убедительные аргументы. Существует даже перечень наиболее удобных для восприятия ММ-волн мест на теле человека. Главными зонами воздействия считаются биологически активные точки (БАТ), зоны Захарьина-Геда, крупные суставы, грудина, затылок, эпигастральная область.

«3. Рецепторный аппарат не является пассивным «микрофоном». Уже на этом этапе организм производит активный отбор клинически целесообразной для больного информации, являющейся системообразующим фактором» (16).

Из перечисленных длин волн наиболее интересной показалась l = 6,4 мм. Она находится в тени, редко упоминается, но есть сообщения о ее применении в терапевтических целях, а значит для кого-то она является гармонической, целебной. Интересен вопрос, могут ли быть люди с собственной гармонической частотой, близкой к l = 6,5 мм, наиболее губительной для всего живого волной ММ-диапазона. Если ответ окажется положительным, то найдут объяснение появляющиеся иногда в газетах сообщения о мертвящем (буквально) воздействии некоторых людей на микроорганизмы и растения (дистанционно, простым наложением рук) или жизненные истории о «невезучих» в супружестве, похоронивших в течении жизни нескольких мужей или жен. Не удалось найти ни одного источника, где бы этот вопрос обсуждался.

Медицинские применения миллиметровых волн.

Н.Д. Девятковым и М.Б. Голантом была предложена первая гипотеза, объясняющая, в общем виде, физические механизмы воздействия низкоинтенсивных ММ-волн на организм человека:

«Человек состоит примерно из 1015 клеток. Каждая клетка – достаточно автономное образование. Для обеспечения согласованной работы такого сложного организма нужны некоторые механизмы синхронизации функций.

Гомеостаз организма связан с генерацией клетками полей в КВЧ-диапазоне. Амплитудно-частотная характеристика излучения больного и здорового организма разные, так как любая патология – это патология клеток. Внешнее КВЧ-излучение (аппарат для КВЧ-терапии) имитирует собственное излучение «здорового» организма в КВЧ-диапазоне и в процессе терапии, выполняя роль синхронизирующего устройства, навязывает организму утрачиваемую в процессе заболевания «здоровую» ритмику.

Внешнее излучение воздействует на собственную управляющую систему организма (информационно-управляющую систему)…

Таким образом, назначение КВЧ-терапии состоит в мобилизации непрерывно сокращающихся с возрастом резервов организма» (1).

Гипотеза позволила понять опыт Р.Л. Виленской и Л.А. Севастьяновой. До сих пор считалось, что рентгеновское излучение напрямую убивает те или иные клетки животных и человека и таким образом наносит вред их организмам. Любое, даже незначительное, увеличение дозы облучения лишь ухудшает положение. Теперь пришлось заменить эту точку зрения другой: рентгеновское облучение деформирует систему управления жизнедеятельностью организма, в результате ее нарушения и происходит уменьшение числа клеток костного мозга. Если вовремя подкрепить управляющую систему полезными для нее частотами миллиметровых волн, можно отчасти исправить ситуацию даже без снятия рентгеновского излучения. В таких случаях говорят о протекторном, защитном действии миллиметровых волн.

Рентгеновские лучи слишком мощны, живые организмы не в состоянии их генерировать. Существуют ли частоты миллиметровых волн, позволяющие нарушать работу систем управления людей и животных? Если такие частоты есть, то должны существовать и живые существа, использующие их в своих интересах, подобно тому, как ядовитые животные и растения используют химические яды в целях защиты и нападения. Кажется, в самое последнее время ответ на этот вопрос найден (скорее, впервые опубликован), но об этом ниже.

Краткую историю медицинских применений ММ-волн расскажут участники событий:

«Научная и организационная активность основоположников ММ-терапии вызвала энтузиазм и оптимизм первых врачей-испытателей миллиметровой аппаратуры на практике, в лечебных целях (1977 г., Одесса, Москва, Нижний Тагил). Результаты клинической апробации были доложены и обсуждены (по инициативе Н.Д. Девяткова) на рабочих совещаниях во Всесоюзном онкологическом центре СССР в 1979 и 1984 г.г. На этих совещаниях были приняты предложения о разработке серийной КВЧ-аппаратуры в соответствии с требованиями, предъявляемыми к медицинской аппаратуре.

Первый в мире серийный аппарат для КВЧ-терапии был разработан под руководством Ю.В. Дедика (1984 г., серийное производство начато в 1988 г. – Авт.) и получил фирменное название «Явь-1». Техническое задание и выбор основных биотропных параметров КВЧ-колебаний, сделанные авторами для этих приборов, оказались настолько удачными, что на протяжении пятнадцати лет они послужили основой для копирования и разработки десятков модификаций аналогичных аппаратов, выпускаемых в настоящее время не только в Российской Федерации, но и в СНГ и за рубежом (Китай, Германия и др.). Следующим важным этапом внедрения ММ-терапии в медицинскую практику явилась разработка лечебно-диагностических комплексов в КВЧ-диапазоне…» (7).

«На сегодняшний день в России выпущено более 10 тыс. аппаратов для ММ-терапии, подготовлено несколько тысяч врачей…, функционирует более 2500 кабинетов ММ-терапии, получено 22 патента РФ и Государственная премия РФ в области науки и техники за 2000 г.» (10).

Пороговые явления.

Порог по мощности.Рассмотрим сегодняшние представления о пороге по мощности и пороге по времени:

«Чем сложнее по структуре управления и внутренних связей система, тем меньше ее физическая энтропия и… тем меньшую энергетическую базу должен иметь инициирующий сигнал. Понятно, что из всех известных систем наиболее сложными являются биосистемы» (20).

Экспериментальные данные подтверждают теоретические предположения:

«Было обнаружено, что медицинские эффекты и резонансные отклики простейших на внешние поля ММ-диапазона становятся все более однозначными и четкими с понижением уровня внешнего сигнала вплоть до счетного числа квантов. Так, если в первых опытах на простейших и в наших исследованиях по восстановлению состояния организма внешними электромагнитными потоками ММ-диапазона использовались интенсивности в (5-10) ? 10-3 Вт/см2, то современная технология «Ситько-МРТ» (МРТ – микрорезонансная терапия) имеет дело с монохроматическим излучением, интегральная мощность которого составляет 10-13 – 10-14 Вт/см2 (стотысячная часть миллиардной доли ватта – Авт.). Если при этом вспомнить, что воздействие при лечении очень тяжелых заболеваний осуществляется на дистальные биологические точки и никогда – на область очага болезни (а значит, возможны дополнительные потери мощности по пути – Авт.), то становится ясным, что оставаясь в рамках стандартного взгляда на живое исключительно как на наблюдаемую в видимом диапазоне электромагнитных волн механико-химическую систему, невозможно ни при каких допущениях объяснить высочайшую эффективность технологий МРТ при лечении сотен тысяч пациентов» (11).

Это не предел: «аппараты информационно-волновой терапии «Порог-1» и «Минитаг» работают при сверхмалой плотности потока мощности приблизительно 10-17 Вт/см2 (стомиллионная часть миллиардной доли ватта – Авт.) в течение нескольких секунд или минут» (12). Воздействие возможно и на подпороговых мощностях падающего излучения: «Биосистемы высокого уровня организации, прежде всего люди, могут реагировать на подпороговые по интенсивности сигналы, ибо обладают способностью их суммировать, причем чем выше уровень организации биосистемы, тем выше чувствительность к сигналам» (21).

Чтобы понять что с чем суммируется, познакомимся с открытым в 70-е годы прошлого века явлением стохастического резонанса: «Эффект стохастического резонанса определяет группу явлений, при которых отклик нелинейной системы на слабый внешний сигнал заметно увеличивается с ростом интенсивности шума в системе, причем всегда имеет место максимум (эффекта) при некотором оптимальном уровне шума…

Сигнал может преодолеть порог только при наличии шума, и это происходит случайным образом»… при совпадении фаз и сложении амплитуд обеих сигналов, внешнего и внутреннего шумового… «Было замечено, что наилучший терапевтический эффект при лечении острого деструктивного панкреатита имел место при одновременном использовании низкоинтенсивных миллиметровых волн (полезный сигнал в нашей терминологии) и светового потока (красный и зеленый свет), который мог простимулировать появление внутреннего шума в нейронах, связывающих рецепторы миллиметровых волн с центральной нервной системой. В этом случае могли быть выполнены все условия, необходимые для реализации стохастического резонанса… эффект стохастического резонанса может быть реализован как при внешнем шуме, так и внутреннем шуме в самой исследуемой системе» (10).

Порог по времени. Наиболее отзывчивы на внешний ММ-сигнал биологически активные точки, они реагируют за 3-10 сек. Организм в целом гораздо инерционнее. Наименьшее встреченное в источнике (22) время отклика – 5 мин., и то при введении излучения в организм с помощью посредника, активированной воды. При обычном внешнем облучении длительность сеанса воздействия колеблется от 10 до 60 мин. и сильно зависит от возраста пациента: «у больных молодого возраста, у которых функциональные системы реагируют быстрее и практически одномоментно, достаточно 15-30 мин., у лиц «четвертого» возраста (геронтологическая группа) – 30-60 мин.» (16). Встречаются иногда сообщения о сеансах длительностью 90 мин. и больше, но это редкость. Выражение «порог по времени» не употребляется в источниках, эффект обычно называют «кумулятивным». Но аккумулировать, накапливать что-либо можно сколь угодно долго и много. А в экспериментах четко видны даже два временных предела, вне которых длительность облучения не влияет на его эффективность. Слово «порог» показалось точнее.

В свете вышеприведенных данных становится понятным повышенное внимание к порогу по мощности и порогу по времени при боевом применении мм. — волн. Атакующим важны данные по мощности – чтобы дальше достать и больше поразить, атакуемым нужны сведения по времени. Чтобы обнаружив с помощью радиометра, что находишься под облучением, решить, куда двигаться – назад, удирая от облучения, или, если времени в обрез, пробиваться вперед, пеленговать, искать, найти и попытаться самому уничтожить атакующего.

Внимательный читатель догадался уже, наверное, что составителя обзора интересуют не столько лечащие, сколько калечащие свойства микроволнового воздействия. Так оно и есть на самом деле.

Случайные записи:

Дистантное воздействия миллиметровых волн. BioTrEM в стрессогенных ситуациях.


Похожие статьи:

Добавьте постоянную ссылку в закладки. Вы можете следить за комментариями через RSS-ленту этой статьи.
Комментарии и трекбеки сейчас закрыты.