От польского государственного медицинского издательства

РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ ЭВОЛЮЦИИ

ПРОФ. Д-Р СТАНИСЛАВ СКОВРОН

СОДЕРЖАНИЕ

  • СОДЕРЖАНИЕ
  • ОБЛОЖКА
  • От Издательства
  • Предисловие редактора
  • Предисловие автора
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • Исторический обзор
  • Введение
  • Геологическая эволюция и сущность окаменелостей
  • Scala naturae
  • Первые эволюционисты и понятие вида
  • Часть 1
  • Часть 2
  • Систематика и эволюционизм
  • Теория Ламарка
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • Дарвинизм
  • Непосредственные предшественники Дарвина
  • Факты, свидетельствующие об эволюции
  • Дарвин и Уоллес
    • Часть 1
    • Часть 2
    • Часть 3
  • Теория естественного отбора Дарвина
    • Часть 1
    • Часть 2
    • Часть 3
  • Отголоски дарвинизма
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • Развитие теории эволюции в последарвиновском периоде
  • Неожиданные трудности для теории естественного отбора
  • Зарождение генетики и ее предшественники
  • Мутационизм
  • Ортогенетические направления
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • Современные доказательства эволюции
  • Сравнительно — анатомические доказательства эволюции
  • Сравнительно — эмбриологические доказательства эволюции
  • Биогеографические доказательства эволюции
    • Часть 1
    • Часть 2
  • Палеонтологические доказательства эволюции
    • Часть 1
    • Часть 2
    • Часть 3
    • Часть 4
  • Другие факты, свидетельствующие об эволюции
    • Часть 1
    • Часть 2
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • Современная теория естественного отбора
  • Изменчивость
  • Выживание особей в борьбе за существование
  • Микроэволюция
    • Часть 1
    • Часть 2
    • Часть 3
  • Защитные свойства
  • Мимикрия
  • Вид и видообразование
    • Часть 1
    • Часть 2
    • Часть 3
  • Современные взгляды на половой отбор
  • Различные способы действия естественного отбора
  • Общие замечания о действии естественного отбора
    • Часть 1
    • Часть 2
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • Эволюционное происхождение человеческого рода
  • Положение, занимаемое человеком в зоологической системе
  • Эволюционное развитие приматов
  • Родословная человека
    • Часть 1
    • Часть 2
    • Часть 3
  • Действие естественного отбора на человеческие популяции
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • Происхождение жизни на Земле
  • ЛИТЕРАТУРНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
  • ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  • PROF. DR STANISLAW SKOWRON

    ПРОФ. Д-Р СТАНИСЛАВ СКОВРОН

    EWOLUCJONIZM

    РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ ЭВОЛЮЦИИ

    WARSZAWA 1965

    ВАРШАВА 1965

    PANSTWOWY ZAKLAD WYDAWNICTW LEKARSKICH

    ПОЛЬСКОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ МЕДИЦИНСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

    ПРОФЕССОР СТАНИСЛАВ СКОВРОН

    Действительный член Польской Академии Наук

    РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ ЭВОЛЮЦИИ

    Перевод с польского: Д-р Р. М. Лозовской

    Под редакцией и с предисловием Кандидата Биологических Наук Н. Н. Воронцова

    От польского государственного медицинского издательства

    ОТ ПОЛЬСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МЕДИЦИНСКОГО ИЗДАТЕЛЬСТВА

    Изданный для советских врачей русский перевод книги проф. Сковрона п.н. РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ ЭВОЛЮЦИИ является книгой не только для медиков. Круг читателей окажется несравненно более широким.

    Проф. Станислав Сковрон — выдающийся польский ученный и экспериментатор.

    Отдавая в руки советских читателей эту интересную книгу, Польское Государственное Медицинское Издательство надеется, что она найдет соответствующий положительный отклик среди врачей, биологов, ботаников, генетиков и др., а присланные читателями отзывы и критические замечания будут учтены в следующих и польских и русских изданиях.

    ПОЛЬСКОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ МЕДИЦИНСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

    ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА

    То, что биология ныне переживает небывалый подъем, признается всеми. Но когда говорят о тех больших надеждах, которые возлагаются на биологов, то говорят о биохимиках, биофизиках, генетиках, цитологах, вирусологах и не упоминают палеонтологов, сравнительных анатомов, зоологов, ботаников. Поскольку именно трудами последних сформулирована в основном теория эволюции, то как то, само собой разумеется, что молекулярная биология — это раздел с блестящим будущим, а эволюционная биология — это наука с блестящим прошлым, но без особых перспектив на будущее. Подобная точка зрения могла возникнуть лишь от недопонимания закономерностей развития науки.

    Чрезмерно узкая специализация сужает кругозор ученого и тем самым наносит ущерб его собственной научной работе. Слабое знакомство многих представителей дисциплин молекулярно-биологического профиля с теорией эволюции и тем фактическим материалом, на котором она основана, столь же вредно для развития биохимии, биофизики, вирусологии и цитологии, сколь пагубна невинность многих зоологов, анатомов, палеонтологов и ботаников в элементарных вопросах современной молекулярной биологии.

    Несмотря на специализацию исследователей, самые отдаленные дисциплины все же связаны между собой. Эти контакты обнаруживаются подчас на самых неожиданных стыках наук. Наука едина и успех в одной отрасли знаний обязательно влечет за собой успех в другой; периоды застоя в одной из дисциплин пагубно действуют и на другие науки.

    Рассматривая историю развития человеческих знаний об окружающем мире, можно отметить некоторые общие тенденции последовательности развития различных наук, можно выделить некоторые этапы, общие для развития всех наук.

    Как правило, на каждом этапе развитие начинается с точных наук, затем затрагивает естественные науки, и лишь позднее распространяется на гуманитарные дисциплины.

    Прогресс математики ведет к развитию механики, физики. Проникновение идей и методов физико-математических наук в химию и геологию ведет к прогрессу этих дисциплин. Успехи химии, геологии, физики закономерно подготавливают биологию к новому скачку. Развитие производительных сил общества, в значительной степени обязанное успехам точных и естественных наук, ведет к прогрессу гуманитарных и социологических исследований.

    Многочисленные дисциплины биологического профиля изучают жизнь на различных уровнях организации (Н. В. Тимофеев-Ресовский) — на уровне

    клеток и их субклеточных структур, на уровне организмов, на уровне сообществ разных видов и на уровне сообщества высшего порядка — биосферы. По-видимому, именно в таком восходящем порядке: от молекулярно-клеточного к биосферному — и идет поступательное развитие биологии. Попытаемся это показать на примерах.

    Само собой разумеется, что работы создателей нового этапа в развитии наук базировались на серии работ предшествующих исследователей. Всякая систематизация условна — в истории науки нелегко проводить рубежи — конец одного цикла иногда накладывается на начало следующего.

    Предыдущий этап или цикл развития наук был, как нам кажется, связан, в основном, с выделением элементарных единиц, с идеями движения, изменения, подвижности. Этот этап в математике, связанный с именами И. Ньютона и Г. Лейбница, характеризуется рассмотрением переменных величин, созданием дифференциального и интегрального исчисления и относится к XVII веку. Разумеется, что этот качественный скачок в математике был подготовлен исследованиями X. Гюйгенса, И. Кеплера, П. Ферма, Б. Паскаля и других ученых более раннего периода. Прогресс механики и физики, также связанный с именем И. Ньютона (1687), был подготовлен исследованиями Г. Галилея в области динамики, Б. Паскаля по гидростатике.

    Значительно позднее наступил этот этап в химии. Его начало можно датировать 1803 годом — годом создания Дж. Дальтоном атомистической теории, когда было выдвинуто понятие об атоме как элементарной единице материи. Разумеется, что теория Дальтона была подготовлена серией предыдущих исследований: работами Р. Бойля, давшего понятие о химическом элементе (1661), М. Ломоносова (1748) и А. Лавуазье (1774), обосновавших закон сохранения массы веществ участвующих в реакции. Создание А. М. Бутлеровым теории химического строения веществ (1861) — дальнейшая ступень в развитии этого этапа. Периодическая система элементов Д. И. Менделеева (1869), по-видимому, была завершением этого этапа в области неорганической химии, одновременно она послужила отправной точкой для цикла последующих исследований не только в химии, но и в физике.

    Тот же этап в геологии начался на три десятилетия позднее, нежели в химии. Основные начала геологии Ч. Лайеля (1830-1833) доказали факт эволюции неорганической природы, изменения лика земли под влиянием осадков, ветра, действия рек, приливов, землетрясений. Идеи Лайеля, созвучные идеям Ч. Дарвина, оказали большое влияние на создателя теории эволюции и способствовали распространению эволюционных идей.

    В биологии этот этап начался раньше всего в дисциплинах, изучающих клеточный уровень организации. Т. Шванн (1839) доказал единство организации всех живых организмов, показал, что клетка является элементарной единицей живого. Он показал всеобщий характер клеточной структуры организмов, равноценность клеток и установил связь развития организма и его дифференциации с клеткообразованием. Идея Шванна о клетке как элементарной единице живого созвучна идее Дальтона об атоме как элементарной единице материи. Основой для создания клеточной теории послужили труды Р. Гука (открытие клетки, 1665), А. Левенгука (открытие одноклеточных, 1695), К. Ф. Вольфа (теория эпигенеза, 1759), Я. Пуркинье (открытие клеточного ядра у яйцеклетки, 1825), И. Мюллера (открытие клеточного строения хорды, 1834), М. Шлейдена (значение ядра в образовании клеток, 1838).

    Клеточная теория послужила фундаментом для последующего бурного развития цитологии, гистологии и эмбриологии. Упомянем здесь лишь некоторые этапы этого процесса: открытие кариокинеза (А. Шнейдер, 1873; О. Бючли, 1874; Чистяков, 1874; Страсбургер, 1875), гипотеза Оскара Гертвига и Страсбургера о ядре как носителе наследственности (1884), открытие оплодотворения как процесса слияния мужского и женского ядра (Ф. Гертвиг, 1875), теория индивидуальности хромосом (Бовери, 1888-1907). Гениальные догадки Г. Менделя (все наследственные свойства должны определяться парными генами) и А. Вейсмана (предсказание мейоза) были подтверждены цитологически. Эти открытия подготовили почву для расцвета генетики в XX веке.

    На организменном уровне организации этот этап начался в 1859 году, когда Ч. Дарвин совместно с А. Уоллесом выступили с теорией естественного отбора и тем самым не только доказали сам факт существования эволюции, но и указали механизмы эволюционного процесса. Принятие эволюционных идей большинством естествоиспытателей было подготовлено серией работ предшественников Дарвина, о чем подробно говорится в книге С. Сковрона.

    Изучение жизни на биогенетическом уровне организации началось лишь в XX веке и связано с именами Чэпмана, В. Н. Сукачева, Ч. Элтона и ряда других ученых. Элементарной единицей этого уровня является биогеоценоз.

    Наконец изучение биосферы — высшего уровня организации живого, начатое В. И. Вернадским (1922-1940) по сути дела лишь еще развертывается.

    Как видно существует определенная закономерность развития наук. Новый этап связан с изменением представлений об элементарных единицах, проникновением идей и методов точных дисциплин во все новые и новые разделы естествознания. Открытие элементарных частиц и их превращений привело к замене представления об атоме как элементарной неделимой частице представлением об атоме как о сложной системе (Дж. Томсон, Г. Лоренц). Нечто подобное произошло и в биологии. На смену представления о клетке как элементарной структуре пришло представление о клетке как о сложнейшей системе с внутренним механизмом регуляции жизненных процессов. На смену морфологической концепции вида пришла концепция биологического вида, мы насчитываем сейчас не менее десятка различных типов видов.

    Блестящий взлет молекулярной биологии последнего десятилетия, начавшегося в 1953 году (гипотеза Крика и Уотсона о генетической роли нуклеиновых кислот) и завершившегося расшифровкой кода аминокислот (Ниренберг, Маттей, Очоа) в 1962 году, был подготовлен всем предшествующим развитием генетики XX века. Эти успехи биологии на молекулярно-клеточном уровне позволяют перейти к изучению следующих, более высоких уровней

    организации жизни. Напомним здесь высказывание одного из творцов современной молекулярной биологии Ф. Крика: все чувствуют, что наступает конец определенной эры в развитии молекулярной биологии. Если открытие структуры ДНК ознаменовало конец начала этой эры, открытие Ниренберга и Маттей положило начало ее концу.

    Ныне центральной проблемой биологии становится проблема развертывания генетической информации в процессе индивидуального развития, — проблема эмбриологическая. Именно здесь в области эмбриологической генетики, биохимии онтогенеза следует ожидать самых выдающихся открытий в ближайшие годы.

    Попытаемся заглянуть в завтра. Можно с уверенностью сказать, что от проблем онтогенеза биология перейдет к изучению закономерностей исторического развития — филогенеза. Почва для нового качественного скачка эволюционной биологии в значительной мере подготовлена. Упомянем здесь о синтезе генетики с теорией эволюции, происшедшем в 20-30 годах благодаря исследованиям Т. Моргана, Н. И. Вавилова, С. С. Четверикова, С. Райта, Д. Холдена, Н. П. Дубинина, Д. Д. Ромашова, Дж. Хаксли, Н. В. Тимофеева-Ресовского, И. И. Шмальгаузена, Ф. Г. Добржанского, Дж. Г. Симпсона, Э. Майра и многих других ученых.

    Новейшие достижения молекулярной биологии позволяют по-новому взглянуть на механизмы эволюции. Расшифровка аминокислотного кода, открытие молекулярного механизма обратных мутаций (Яновский) вкладывает новое содержание в закон гомологических рядов наследственной изменчивости Н. И. Вавилова точно так же, как открытие причин периодичности свойств элементов Э. Резерфордом и Н. Бором дало новое, более глубокое содержание периодическому закону Д. И. Менделеева. Первостепенное значение для понимания эволюции имеют открытия видоспецифичности структуры белков, природы мутантных гемоглобинов человека и т.д. И вместе с тем час эволюционной биологии еще не настал, более того, не все еще видят близость этого часа.

    Вот почему появление книги профессора С. Сковрона кажется нам глубоко симптоматичным. Если до сих пор книги по эволюции писались зоологами, ботаниками, популяционными генетиками, сравнительными анатомами и сравнительными эмбриологами, то есть представителями так называемых описательных дисциплин, то эта книга принадлежит перу экспериментатора.

    Профессор Станислав Сковрон, действительный член Польской Академии Наук — директор Института экспериментальной зоологии Польской Академии Наук и директор Института биологии и эмбриологии Медицинской Академии по специальности экспериментальный эмбриолог. Ему и его школе принадлежит серия фундаментальных исследований в области регенерации органов, изучения роли нервной системы в процессах развития, механизмов онтогенеза.

    Автор адресует свою книгу студентам-медикам. Думается, однако, что круг ее русских читателей окажется несравненно более широким. Ее можно рекомендовать также и биологам, физикам, химикам, математикам. В ней содержится много интересных фактов и идей. По компактности и широте затрагиваемых в ней вопросов книга С. Сковрона является лучшим из современных учебников по теории эволюции.

    Отдельные оценки для советских читателей могут показаться неожиданными, однако автор предлагаемой книги является столь авторитетным ученым, что доведение его точек зрения до советских читателей представляется весьма целесообразным.

    При редактировании перевода терминология приведена в соответствие c принятой в русской литературе. Тексты цитат сверены с оригиналами и русскими переводами. Редактором составлен также список литературы по проблемам эволюции на русском языке, помещенный в конце книги.

    6 ноября 1964 г.

    Я. Я. ВОРОНЦОВ

    ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

    Столетие эволюционной теории. Дарвина, торжественно отмеченное как у нас, так и во всем мире, нашло свое выражение в многочисленных публикациях, среди которых в Польше следует назвать прежде всего издание наиважнейших трудов К. Дарвина. Несмотря на издание подробных лекций по эволюционизму для студентов биологии (A. Grabecki, W. Kinastowski и L. Kuznicki), все еще ощущается отсутствие у нас краткого и доступного руководства, знакомящего студента медика и врача с принципами эволюции и эволюционизма. Это явилось поводом к тому, что мы решились на первую пробу в этом направлении, имея в виду особенно потребности студентов медицинских и стоматологических институтов. Мы писали это руководство также с мыслью, что оно может оказаться полезным для студентов биологических факультетов и для учителей средних школ. Эта цель определила как форму, так и проблематику, и объем руководства. Помня, однако, о недавних празднествах, мы посвятили быть может, слишком много места истории эволюционизма и старались подчеркнуть постепенное, эволюционное формирование взглядов в этой области.

    Мы отдаем себе отчет в многочисленных недостатках руководства, как видим и дискуссионный часто характер представления многих проблем эволюционизма. Однако их трудно было избежать. Результаты исследований в этом основном разделе биологии так богаты, а их интерпретация часто так различна, что каждое руководство по данному вопросу неизбежно отличается как определенной односторонностью, так и субъективизмом автора. В настоящее время трудно охватить и критически рассмотреть огромный материал, накопленный в учебниках, монографиях, отчетах и оригинальных трудах из области эволюции и эволюционизма. Трудно также в руководстве такого типа, каким является наше, привести все литературные источники, которыми мы воспользовались. Поэтому в списке литературы мы ограничились главным образом трудами, которые считали особенно важными, и которые были опубликованы в последнее время. Мы опустили специальные труды и обширные публикации обзорного характера. Современная теория естественного отбора, признанная большинством ученых теорией, способной удовлетворительным образом объяснить процессы эволюции, независимо от их объема, базируется на принципах науки о наследственности и изменчивости. Поэтому перед чтением данного руководства следует познакомиться с принципами современной генетики. Ясно, что изучения эволюции и эволюционизма в настоящее время нельзя отрывать от фактов, познанных и интерпретированных генетикой.

    Кончая, мы хотели бы выразить особую благодарность доктору Генриху Рогускому, адъюнкту кафедры экспериментальной зоологии П. А. Н. в Кракове, не только за огромный труд, вложенный в редакционную работу, но и за многочисленные существенные замечания и за помощь в более доступном для читателя изложении трудных глав текста.

    АВТОР

    ГЛАВА 1

    ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР

    ВВЕДЕНИЕ

    Мы довольно часто пользуемся термином — эволюция, но точно определить значение этого термина не так легко, как казалось бы. Наилучшее определение этого термина приведено в дискуссии, которая имела место во время празднования столетнего юбилея дарвинизма, организованного по инициативе университета в Чикаго в 1958 г.

    Эволюцией называется в основном необратимый процесс, происходящий во времени, благодаря которому возникает что-то новое, разнородное, на более высокой ступени развития. Говоря об эволюции, мы не имеем в виду действия какой-то таинственной силы, а естественный процесс, который, например, в противоположность химическим процессам, в своих основных чертах необратим. Однако эта необратимость не зависит от какой-то внутренней направленности системы, подвергающейся эволюционным процессам.

    Процесс эволюции касается многочисленных явлений, происходящих в природе. Астроном говорит об эволюции планетарных систем и звезд, геолог — об эволюции Земли, а биолог — об эволюции живых существ. Мы, не колеблясь, относим этот термин к явлениям, не связанным с природой в узком значении этого слова. Языковед старается с эволюционных позиций подходить к вопросам своей специальности, мы говорим об эволюции наших взглядов на разные проблемы, можно, наконец, говорить об эволюции какой-нибудь машины, или эволюции, которой подвергся какой-либо материал в процессе его обработки. Первые часы, автомобили, пишущие машины выглядели иначе, чем современные. Изменения, которые они претерпевали, происходили постепенно, и имея перед собой очередные модели, можно было бы легко восстановить эти постепенные изменения, которые конструкторы вводили с целью улучшения машины данного типа.

    Несмотря на общее сходство между космической эволюцией, эволюцией земной коры и биологической, каждый из этих видов эволюции обладает своими особенностями и в основе их лежит другой механизм. Предметом нашего исследования является биологическая эволюция. Однако, согласно общепринятому мнению, жизнь на Земле развилась из мертвой материи, поэтому нас должна интересовать и геохимическая эволюция. Попытки ознакомления с химическим составом первичного океана и земной атмосферы необходимы для понимания тех химических процессов, которые явились вступлением к эволюционному развитию живой материи, и ее основных свойств.

    Некоторые общие эволюционные взгляды и мысли по существу так стары, как стара история человечества. Уже 4000 лет до нашей эры существовали три главных центра культуры, которые, развиваясь, передавали свои достижения другим. Одним из таких центров была культура Дальнего Востока. Ее достижения в течение долгих веков не были известны на Западе и лишь в течение последних десятилетий ученые энергично работают над изучением основных достижений древнекитайских мыслителей и натуралистов. Яркой чертой китайской космогонии, по мнению Veith, является факт, что акт творения они никогда не связывали с действием или планом какого-то сверхъестественного существа. Зато предполагалось взаимодействие каких-то безликих сил, существующих вечно.

    Древние китайские философы живо интересовались проблемами эволюции. Достигнув удовлетворительной теоретической формулировки эволюции, они оставили дальнейшие искания в этом направлении. Однако когда прошлый век принес на Западе великую эволюционную идею Ламарка, а затем Чарльз Дарвина, то оказалось, что эти теории были более далекими и чужими нашему способу мышления, чем традиционному китайскому.

    Западная культура в течение долгих веков развивалась в полной изоляции от китайской, беря свое начало из других древних источников культуры. Очень интересные выводы на эту тему приводит английский биолог Кэннон (Н. G. Cannon).

    Уже 4000 лет до нашей эры в долинах великих рек возникло 2 больших центра цивилизации. Один в долине Нила — Египет, другой — в долине рек Тигра и Евфрата. Условия развития этих двух центров, предопределенные самой природой, были совершенно различными. Египет отличался мягким и постоянным климатом, а естественные границы хранили его от неприятелей, что обеспечивало его жителям в течение долгих лет условия спокойного развития. Жители Месопотамии, наоборот, жили в постоянной тревоге перед наводнениями и катастрофами, частыми наездами со всех сторон. Страна не знала спокойствия. В конце концов, культура ее была уничтожена в какой-то великой катастрофе и исчезла, засыпанная песком, в то время, как в Египте старая цивилизация фараонов непрерывно развивалась вплоть до наших дней (Кэннон).

    По мнению Кэннона, столь различные условия развития должны были оказать влияние на философские взгляды и обусловленный ими способ понимания возникновения и начала вещей. В Месопотамии, поэтому, следует искать начала того направления мыслей, которое носит название катастрофизма. Свет от времени до времени подвергался уничтожению, а добродетельная сила заселяла его снова. Иначе формировалась философия египтян, которые, хотя и приписывали начало света творческой деятельности богов, но все же предполагали постоянство света и его явлений. Сходный образ мышления был характерен для натурфилософов древней Греции и неизвестно, формировалось ли их мировоззрение независимо или взяло свое начало из философии египтян. Катастрофизм был связан с необходимостью принятия акта или актов творения. Уничтожение жизни нуждалось в новом акте творения.

    Хотя идеи многих мыслителей древней Греции отчетливо содержали элементы эволюционного мировоззрения, однако они не выходили за пределы теоретических рассуждений и чаще всего не были связаны с фактами, полученными при непосредственных наблюдениях явлений природы. В этом они определенным образом сходны с философскими взглядами древнего Китая. Противоположностью философам-теоретикам был Аристотель (384-322 г.г. до нашей эры). В своих биологических трактатах он приводит результаты непосредственных наблюдений, исследования внешнего строения и развития животных, а также результаты экспериментов. Аристотеля интересовала динамика явлений, их развитие, и в этом смысле он был эволюционистом. В своем труде Метеорология он выступает как против катастрофизма, так и против креационизма. Длительные осадки и наводнения имеют лишь местное значение. Земная кора подвергается постепенным изменениям во времени, причем это длительный процесс; материки становятся дном океанов, а дно океанов образует новые материки. Взгляды Аристотеля приближаются к принципам униформитарионизма, провозглашающему, что геологические процессы являются результатом естественных сил, действующих в течение длительного периода времени, и что силы эти действуют также и в настоящее время.

    Несмотря на эту точку зрения, указывающую на эволюционные позиции Аристотеля касательно земной коры, несмотря на его усилия понять явления природы и их развитие, Аристотель не проповедовал биологической эволюции. Ниже мы увидим, что некоторые из его взглядов, которые при первом с ними знакомстве можно было бы считать эволюционными, следует интерпретировать иначе.

    Катастрофизм и креационизм, господствовавшие в Месопотамии, оказали влияние на евреев, которые в течение двух поколений были рабами Вавилона. При посредничестве евреев это мировоззрение переняло христианство.

    Биологической эволюцией мы назвали процесс, происходящий благодаря специальным биологическим механизмам и подчиняющийся собственным законам. Сама биологическая эволюция в настоящее время является научно установленным фактом, в котором никто из естествоиспытателей не может сомневаться. Спорным остается только вопрос, являются ли изученные до настоящего времени механизмы эволюционного процесса достаточными для объяснения всей биологической эволюции в целом? Науку, которая занимается исследованием биологической эволюции, и суммы ее механизмов называют эволюционизмом. Этих двух понятий, то есть эволюции и эволюционизма не следует отождествлять.

    Мы уже обращали внимание читателя на то, что на заре заложения человеком главных центров культуры, появлялись, хотя туманно и неуверенно, ростки эволюционных мыслей и идей. Эти идеи сталкивались с воззрениями, обоснованными на креационизме и катастрофизме.

    С того момента, когда на Западе победило христианство, принятый без оговорок авторитет библии в течение долгих веков тормозил всякие независимые и самостоятельные исследования и искания в области эволюционизма. Дословное изложение Генезиса исключало возможность перехода одной формы жизни в другие. Каждый вид был обязан своим существованием акту творения, а в настоящее время существуют только те формы жизни, которые уцелели из вод потопа благодаря Ноеву ковчегу. Одновременно дословный перевод библии указывал на то, что сам акт творения имел место не в очень далеком прошлом. Хотя взгляды отдельных теологов несколько отличались между собой, ни один из них не считал, что свет существует многим больше, чем 6 тысяч лет. С того времени, когда была принята хронология архиепископа Ussher, то есть от 1650 года, датой сотворения считали 4004 год до нашей эры.

    Случайные записи:

    ПОСТУПИТЬ в Польский ВУЗ | Обучение в Польше


    Похожие статьи:

    Добавьте постоянную ссылку в закладки. Вы можете следить за комментариями через RSS-ленту этой статьи.
    Комментарии и трекбеки сейчас закрыты.