Предмет и задачи лексикологии как раздела науки о языке и как учебной дисциплины 4 страница

Приведенные выше типологии значений не исчерпывают всех возможностей классификации значений. Существуют и иные типологии значений, основанные на языковых параметрах и ориентированные не столько на учет содержательных различий в значениях, сколько на формы их выражения.

Специфика языковой системы в значительной степени детерминируется своеобразием языковых форм, в которых закрепляется то или иное значение, способов выражения значений, которые различаются как в одном и том же языке, так и, тем более, в разных языках мира. На этом основании осуществляется общая лингвистическая типология значений, в которой наиболее яркую оппозицию составляют лексические и грамматические значения, образующие тесное и целостное единство в основной лексической единице – слове. Слово, – писал А.А.Потебня, – заключает в себе указание на известное содержание, свойственное только ему одному, и вместе с тем указание на один или несколько общих разрядов, называемых грамматическими категориями, под которые содержание этого слова подводится наравне с содержанием многих других (8, 35). Содержание, свойственное только данному слову и отличающее его от других слов языка, называется лексическим значением слова. Оно одно и то же во всех формах слова и не видоизменяется при изменении слова. Таковы, например, лексические значения английских слов write ‘писать’, ask ‘спрашивать’, student ‘студент’ и многих других, в систему форм которых, т.е. парадигму, входят не только названные выше словоформы, но и формы wrote, has written, have written, am writing, have been writing; asked, has asked, have been asking; students, student’s и другие.

Одновременно словоформы приведенных примеров writes, asks, students входят в группы таких же словоформ других слов и образуют единые ряды writes, asks, smiles, sits, lies, sings, runs, makes по общности значения единственного числа 3-го лица, students, tables, pictures, vases, balconies, flowers — по общности значения множественного числа. Эти общие значения и принято называть грамматическими. Таким образом, лексическое значение оказывается чисто индивидуальным, связанным с определенным словом во всех его словоформах, грамматическое значение – общим, объединяющим многие слова в одинаковых формах, а для отдельного слова во всех его формах — переменным, дополняющим лексическое значение и осложняющим его.

Порою в качестве основания для разграничения лексических и грамматических значений предлагают считать конкретность лексического значения и обобщенность грамматического. Это основание нуждается, на наш взгляд, в уточнении, ибо в такой формулировке конкретность лексического значения слова противоречит обобщающему характеру слова. Всякое слово, называя класс вещей, явлений, свойств, отношений, в своей семантике обязательно содержит отвлечение, абстрагированность от индивидуальных различий конкретных предметов, явлений и т.д., составляющих данный класс, вследствие чего лексическое значение слова также представляет собой обобщение. Однако это обобщение на уровне класса, в то время как грамматическое, охватывающее не один класс обозначаемых словами предметов, явлений, оказывается обобщением на уровне класса классов, т.е. обобщением более высокого порядка. Указанные различия, по-видимому, позволили А.И. Смирницкому утверждать, что и в области лексики имеется известное обобщение частных случаев, но конкретность слова здесь все же полностью не исчезает (10,22), и уподобить слово с лексической точки зрения арифметической, а с точки зрения грамматической – алгебраической величинам.

Противопоставление лексического и грамматического значений не столько по их природе, сколько по способу выражения приводит к тому, что в разных языках наблюдаются достаточно часто встречающиеся случаи, когда грамматически выраженные значения в одном языке находят лексические соответствия в другом и наоборот. Примером может явиться грамматическое обозначение рода в глаголах в формах единственного числа прошедшего времени или сослагательного наклонения с помощью флексий -а (жен. род), -о (средний род) и нулевой флексии (муж. род) – ср. расцвела, расцвело, расцвел в русском языке и использование местоимений для выражения аналогичных значений в английском (Не has written a letter ‘Он написал письмо’, She has written a letter ‘Она написала письмо’). Длительность действия выражается в английском языке в системе видо-временных форм в виде Continuous forms (is writing, was writing, has been writing, will be writing и т.д.), т.е. грамматически: для передачи этого значения в русском языке используются лексические единицы (Я пишу каждый день; Я пишу два часа; Я пишу в настоящий момент) или же необходим контекст, из которого бы явствовало, когда происходит действие и как долго оно длится. Системе падежных форм слов русского языка и выражаемых ею значений соответствует система служебных слов английского языка. Можно приводить и другие примеры таких несоответствий в способах выражения значений, равно как и примеры сложного и своеобразного переплетения в разных языках грамматических и лексических значений, формирующих на основе семантической близости единую семантическую зону и содержательную базу для функционально-семантических полей, в которых тесно взаимодействуют грамматические (морфологические и синтаксические), лексические, лексико-грамматические и словообразовательные элементы языковой системы.

Сказанное выше не исключает ряда серьезных различий, существующих между лексическим и грамматическим типами значений. Это сопровождающий характер, регулярность, высокая частотность и обязательность грамматических значений и некоторые другие их свойства, отличающие грамматические значения от лексических. Важно, однако, подчеркнуть, что в слове лексическое и грамматическое образуют тесное и неразрывное единство, определяющее функционирование слова.

Лексическое и грамматическое значения, различение которых связано непосредственно со способом их языкового выражения, образуют, как говорилось ранее, наиболее яркую оппозицию в лингвистической типологии значений, основанной на типе языковой единицы, используемой для передачи того или иного смысла и включающей, наряду с грамматическим и лексическим значениями, и другие типы значений (например, словообразовательные, синтаксические как разновидности грамматических значений, фразеологические, словосочетательные и т.д. как разновидности номинативных значений).

Возможны и иные лингвистические типологии значений. Широко известны, например, дальнейшие стратификации лексических и грамматических значений. Значимая для лексической семантики типология лексических значений связана с дифференциацией их в различных условиях функционирования и сосуществования в единой семантической структуре слова. Поскольку истоки этой типологии лежат в неоднозначности слова, она будет рассмотрена несколько позже.

Здесь же представляется необходимым отметить наличие тесной связи между содержательными типами значений и лингвистическими значениями. Эта связь особенно очевидна при изучении лексического значения, которое оказывается сложно структурированным образованием, состоящим из взаимозависимых, содержательно разных частей, или долей. В структуре лексического значения выделяют следующие компоненты: денотативный, сигнификативный и коннотативный согласно типологии значений, основанной на свойствах знака. В рамках когнитивного подхода к значению слова, предлагающего несколько иную, как было показано ранее, содержательную типологию значений, структура лексического значения приобретает следующий вид.

Лексическое значение может сочетать в себе либо оба типа содержания – когнитивный и прагматический, либо ограничиваться одним из них. Значительное число слов прагматически нейтральны, и в их значениях представлен лишь когнитивный компонент содержания с определенной внутренней структурой (ср. англ. water ‘вода’, salt ‘соль’, take ‘брать’, run ‘бежать’, green ‘зеленый’, strong ‘сильный’ и многие другие). Названные слова сами по себе не связаны с выражением эмоционально-оценочных отношений, хотя в определенных контекстах могут получать определенную прагматическую окраску. Последняя, однако, не является частьюих собственного значения, она результат использования слова в определенной речевой ситуации.

Многие слова сочетают в своих лексических значениях и когнитивный, и прагматический компоненты, причем один из них может оказаться доминирующим. Например, в словах типа upstart ‘выскочкa’, cad ‘грубиян, невежа’, monster ‘урод’ и т.д. доминирует прагматический компонент, слова типа anarchist ‘анархист’, coward ‘трус’, informer ‘осведомитель’ содержат когнитивный компонент, но называемый ими тип людей и их деятельность вызывает определение эмоции и оценки.

Внутренняя структура когнитивного компонента лексического значения многих слов также многокомпонентна и представляет собой определенным образом организованный набор семантических признаков, т.е. признаков, отраженных в значении языковой единицы. Семантические признаки, входящие в ядро лексического значения, образуют интенсионал лексического значения, периферийные семантические признаки, наличие которых с большей или меньшей степенью вероятности детерминируется интенсиональными признаками, т.е. основными признаками денотата, формируют импликационал лексического значения.

Импликация признаков может быть сильной, обязательной, высоковероятностной, и в таком случае совокупность имплицируемы? признаков рассматривается как сильный импликационал значения. С другой стороны, импликация каких-то признаков может быть невозможной или маловероятной. Совокупность таких признаков образует отрицательный импликационал значения, или нег импликационал. И, наконец, существуют признаки, наличие или отсутствие которых равновероятно. Эта совокупность признаков формирует свободный, или слабый, импликационал (7,58 — 66).

Поясним сказанное на примере английского слова winter. Интенсионалом когнитивного компонента прямого лексического значения данного слова является совокупность следующих семантических признаков: season between autumn and spring (November or December to February or March in the northern hemisphere) ‘время годе между осенью и весной (с ноября или декабря до февраля или мар та в северном полушарии)’. В сильный импликационал лексического значения данного слова входят такие признаки, как: ‘холодное время года’, ‘выпадает снег’, ‘замерзают реки’, ‘солнце стоит низко над горизонтом’, ‘люди носят теплую одежду’ и т.д.

Отрицательный импликационал данного слова включает при знаки, несовместимые с понятием зимы, например такие свойства как круглый, настенный, глинистый. Зима не может покупать, продавать, танцевать, усмехаться и т.д. Очевидно, что отрицательный импликационал подсказывает говорящему, как правильно использовать слово, и в то же время создает широкие возможности для метафорических переносов типа Зима скачет, зима пляшет, зима песенки поет.

Такие же признаки, как долгая, бесконечная, короткая, суровая, морозная, теплая, сырая и т.д., которые могут быть, а могут v не быть признаками зимы, составляют свободный импликационал этого слова.

Содержательные компоненты (в любой их трактовке) и самостроение лексического значения универсальны и определяются природой, назначением языковых единиц. Достаточно универсально и своеобразие структуры лексического значения, диктуемое типом слов, которым эти значения свойственны. Существуют слова, лексическое значение которых исчерпывается одним признаком. Структура лексического значения таких слов проста, моносемна, элементарна, что создает трудности для лексикографического описания. Таковы многие прилагательные, обозначающие, как правило, один признак, например keen ‘острый’, pure ‘чистый’, shallow ‘мелкий’, clever ‘умный’, grand ‘главный, важный’, red ‘красный’, глаголы sit ‘сидеть’, smile ‘улыбаться’, move ‘двигаться’, sleep ‘спать’, абстрактные существительные. Все это признаковые слова, именуемые также предикатными и принадлежащие к сигнификатной лексике.

Структура лексического значения денотатной лексики, или предметных, денотатных, идентифицирующих слов, не исчерпывается одним признаком, но представляет собой совокупность взаимосвязанных и взаимозависимых признаков. Этим словам свойственна тесная связь с денотатом, многопризнаковость, гетерогенность семантических компонентов и ряд других характеристик.

Универсальность структуры лексического значения, равно как и универсальность специфики лексического значения в определенных классах слов, не означает, однако, что лексические значения коррелятивных слов в разных языках абсолютно идентичны. Это явствует из несовпадения возможностей сочетаемости коррелятивных слов.

Так, в современном английском языке возможны и общеупотребительны словосочетания red hair ‘красные волосы’, red fox ‘красная лиса’, red beard ‘красная борода’ и т.д., в то время как в современном русском языке им соответствуют словосочетания рыжие волосы, рыжая лиса, рыжая борода. Аналогичным образом кленовые листья осенью в языковом сознании говорящих на русском языке ассоциируются скорее с желтым или золотистым цветом, нежели с красным как это имеет место в современном английском языке. Таким образом, очевидна специфика языкового членения спектра и соответственно несовпадение интенсионалов лексических значений коррелятивных цветообозначений. Сфера денотации, или область референций, к которой приложимо слово red в английском языке, оказывается шире сферы денотации прилагательного красный в русском языке.

Еще одним примером различия интенсионалов лексического значения коррелятивных слов в разных языках могут явиться существительные англ. dinner и рус. обед, англ. morning и рус. утро. Различия систем наименований приемов пищи (англ. breakfast, lunch, dinner, supper; рус. завтрак, обед, ужин) и различия во временном членении суток (ср. рус. три часа ночи – англ. three o’clock in the niorning) обусловливают неполноту соответствия коррелятивных единиц в разных языках, которая обязательно должна учитываться в процессе овладения лексикой изучаемого языка. Важно, тем не менее, подчеркнуть при этом, что различие интенсионалов лексических значений лишь частично, и благодаря этому перевод с одного языка на другой принципиально возможен.

Еще более часты несовпадения в импликационалах лексических значений коррелятивных слов, связанные с национально-культурной спецификой практической деятельности языковых коллективов, особенностями национальных моделей поведения, традиций и т.д. Ср., например, значения отыменных производных прилагательных в английском и русском языках: piggish ‘такой, как свинья, или такой, как у свиньи: грязный, неопрятный;жадный и упрямый’и свинский ‘такой, как свинья, или такой, как у свиньи: грубый, примитивный: грязный, неопрятный;невежественный, некультурный’; doggish’ свойственный собаке; такой, как у собаки:грубый, раздражительный; угрюмый’, собачий ‘свойственный собаке:тяжелый, плохой, невыносимый; очень сильный в своем проявлении’ и т.д.

Коррелятивные слова в разных языках могут отличаться друг от друга и прагматическими компонентами своих лексических значений. Ср. англ. physiognomy ‘физиономия, лицо, облик’ и рус. физиономия, имеющее разговорный характер. Различная стилистическая окраска английского и русского слов лежит в основе их раз ной сочетаемости. В английском языке возможны сочетания типа the political physiognomy of the new parliament ‘политическое лицо нового парламента’, а в русском сочетания неприятная, отвратная, лукавая физиономия, в переводе которых вряд ли будет правильные использовать данные корреляты.

Таким образом, несмотря на общие закономерности структурации лексических значений, полной идентичности семантических компонентов, совокупность которых составляет лексическое значение, в разных языках не наблюдается, и это в значительной степени затрудняет поиск эквивалентных форм передачи содержания с одного языка на другой и заставляет переводчика прибегать к описательным оборотам с целью достижения наибольшей точности и адекватности перевода.

КОНТРОЛЬНЫЕ ЗАДАНИЯ

Определите основные связи слова как знаковой единицы в процессе коммуникации.

Назовите важнейшие компоненты содержания слова, определяемые его связью с объектом, понятием об объекте, другими словами и т.д.

Изложите суть и назовите достоинства и недостатки:

а) остенсивного определения значения,

б) концептуальной трактовки значения,

в) функциональной концепции значения,

г) бихевиористской концепции значения,

д) теории прототипов.

Назовите типы значений по выражаемым в них содержательным признакам.

Назовите типы значений, обусловленные формами их выражения.

Определите критериальные различия лексических и грамматических значений.

Назовите компоненты лексического значения слова.

Найдите примеры специфики лексических значений коррелятивных слов в английском и других известных вам языках.

ЛИТЕРАТУРА

1. Арутюнова Н.Д. К проблеме функциональных типов лексического значения // Аспекты семантических исследований. — М., 1980.

2. Блумфилд Л. Язык. — М., 1968.

3. Витгенштейн Л. Философские исследования // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16. Лингвистическая прагматика. — М., 1985.

4. Грайс Г.Л. Логика и речевое общение // Новое в зарубежной лингвистике. Вып.16. Лингвистическая прагматика. —М., 1985.

5. Лайонз Дж. Введение в теоретическую лингвистику. — М., 1978.

6. Лакофф Дж. Мышление в зеркале классификаторов // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 23. Когнитивные аспекты языка. — М., 1988.

7. Никитин М.В. Основы лингвистической теории значения. — М., 1988.

8. Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. — М., 1968.

9. Сааринен Э. О метатеории и методологии семантики // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 18. Логический анализ естественного языка. — М., 1986.

10. Смирниикий А.И. Лексикология английского языка. — М., 1956.

11. Фреге Г. Смысл и денотат // Семиотика и информатика. Вып. 8. — М., 1977.

12. Allan К. Linguistic Meaning. — Vol. I. — L., N.Y„ 1986.

ГЛАВА III. ПОЛИСЕМИЯ

§ 1. СЕМАНТИЧЕСКАЯ НЕОДНОЗНАЧНОСТЬ И ЕЕ ТИПЫ

Ранее уже говорилось о способности языковых форм быть связанными с целым рядом означаемых и выражать соответственно несколько значений. Эта способность является неиссякаемым источником семантической неоднозначности в лексике, число примеров которой в английском, равно как и других языках, неограниченно.

Вызванная потребностью в наименованиях для такой сложной и постоянно изменяющейся системы, какой является окружающая нас действительность, семантическая неоднозначность в лексике обеспечивает, с одной стороны, экономность и обозримость языкового кода, а с другой стороны, его гибкость и способность обслуживать все коммуникативные потребности в обозначении многообразия познанного человеком мира. Кроме того, благодаря семантической неоднозначности лексических единиц язык становится орудием, инструментом познания, так как обозначение одним звуковым комплексом одновременно нескольких явлений, свойств и т.д. зачастую базируется на установленных говорящими отношениях и связях, существующих между этими явлениями. Не случайно, поэтому семантическая неоднозначность лексических единиц в разных своих проявлениях, особенно таких, как полисемия и омонимия, есть, по всей вероятности, семантическая универсалия, глубоко коренящаяся в фундаментальной структуре языка.

Ни один язык, – писал академик В.В. Виноградов, – не был бы в состоянии выражать каждую конкретную идею самостоятельным словом или корневым элементом. Конкретность опыта беспредельна, ресурсы же самого богатого языка строго ограничены. Язык оказывается вынужденным разносить бесчисленное множество значений по тем или иным рубрикам основных понятий, используя иные конкретные или полуконкретные идеи в качестве посредствующих функциональных связей (2,18).

Главные типы семантической неоднозначности — полисемия и омонимия. Полисемия, или многозначность, слова – это наличие у слова нескольких взаимосвязанных значений, характеризуемых общностью одного или более семантических компонентов. Омонимия отличается от полисемии отсутствием взаимосвязи значений, связанных с одной и той же языковой формой. Указанное принципиальное различие детерминировано различиями в процессах становления данных видов семантической неоднозначности, в связи с чем представляется необходимым рассмотрение процессуального аспекта полисемии и, несколько ниже, омонимии.

§ 2. ПРИЧИНЫ, ТИПЫ И ФУНКЦИИ СЕМАНТИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ

В процессуальном аспекте полисемия есть результат семантических изменений, когда одно значение возникает на базе другого по определенным моделям семантической деривации и связано с последним отношениями производности. Причины и пути семантической деривации многообразны.

Среди причин, вызывающих повторное использование уже существующего имени с закрепленным за ним значением, главными, по-видимому, являются причины экстралингвистического порядка. Различные исторические, социальные, экономические, технологические и другие изменения в жизни людей порождают необходимость в новых наименованиях. Ответом на эту необходимость является использование уже имеющихся в языке номинативных средств в новых значениях, как это случилось, например, с существительными collar, cage, concertina, ship и другими и в современном английском языке, которые наряду с уже имеющимися значениями (collar ‘воротник, воротничок’, cage ‘клетка’, concertina ‘концертина (Муз. инструмент)’, ship ‘корабль’) стали использоваться в последнее время и в таких новых значениях, как: collar ‘a floatation device used to keep spacecraft afloat and upright on water after splash-down’, cage ‘a sheer or lacy outer dress worn over a slip or a dress’, concertina ‘brand of woman’s gird expanding and contracting like a concertina’, ship ‘spacecraft’. (Ср. рус. стрела ‘подвижная часть подъемного крана’, спутник ‘космический аппарат, с помощью ракетных устройств запускаемый на орбиту в космическое пространство’, нагрузка ‘обязанность, поручение’, перегиб ‘нарушение правильной линии, вредная крайность’ и многие другие, используемые в целях вторичной номинации и получившие в советское время новые значения.)

Весьма важную роль в изменении семантики слова играют социальные факторы, прежде всего использование слов определенными социальными группами. Каждая социальная среда характеризуется своеобразием своих обозначений, вследствие чего слово приобретает иное содержание в речи разных социальных, культурных, профессиональных групп и соответственно становится многозначным. Таковы многозначные слова ring ‘кольцо; кольцо для спуска (альпинизм); кольцо корзины (баскетбол); цирковая арена; ринг, площадка (для борьбы); годовое кольцо древесины; мор. рым и др.’; pipe ‘труба; курительная трубка; свирель, дудка, волынка; геол. удлиненное рудное тело; мор. боцманская дудка’и т.д.; doctor ‘доктор, врач; доктор (ученая степень); ученый богослов, теолог’ и др. в современном английском языке.

Помимо указанных факторов, обусловливающих развитие многозначности слов, заслуживают внимания ипсихологические причины семантических изменений. Это прежде всего существование различного рода запретов, или табу, продиктованных чувством страха и религиозными верованиями (люди из суеверия избегают называть своими именами дьявола, злых духов, бога и т.д.), чувством деликатности, когда речь идет о неприятных темах, например болезни, смерти и т.д., стремлением соблюдать приличия при разговоре о явлениях, относящихся к сексуальной сфере жизни, определенным частям и функциям человеческого организма, а также различного рода изменения в эмоциональной оценке предметов и явлений. В силу названных причин говорящие начинают использовать для выражения необходимых значенийэвфемизмы, т.е. слова-заменители, которые с течением времени приобретают эти значения в качестве постоянных своих семантических характеристик.

Таковы истоки новых значений многозначных английских существительных типа hostess, употребляемого не только для обозначения хозяйки дома, хозяйки гостиницы и т.д., но и для именования платной партнерши в дансинге, ночном клубе, head, чей набор значений пополнился еще одним — значением ‘наркоман’, model, mystery, приобретших в последние годы значение ‘женщина легкого поведениями многие другие.

Наряду с экстралингвистическими причинами, обусловливающими появление новых значений и тем самым развитие многозначности слов, действуют причины внутрилингвистические. К ним традиционно относят постоянную совместную сочетаемость и возникающий в результате эллипс словосочетания, при котором один, оставшийся элемент словосочетания приобретает значение всего словосочетания (напр., the Kremlin ‘советское правительство’ как результат стяжения словосочетания the Kremlin government, daily ‘ежедневная газета; ежедневно приходящая домашняя работница’ и др.). К многозначности слова может привести и дифференциация синонимов, примером чего могут послужить английские существительные bird ‘птица’ и fowl ‘птица, дичь; домашняя птица, особенно курица’. Многозначность может явиться и результатом семантической аналогии, когда в группе слов, объединенных единым понятийным стержнем, под влиянием того, что одно из слов группы приобретает какое-то новое значение, все остальные члены группы развивают аналогичные значения. Так, слова get, grasp, синонимичные английскому catch ‘схватить, ловить’, после того, как последнее получило значение ‘уловить смысл, понять’, по аналогии также приобрели значение ‘охватить умом, понять, осознать’.

Необходимо, однако, отметить, что действие внутрилингвистических причин не столь очевидно, как влияние экстралингвистических факторов, обусловливающих появление многозначности, и гораздо меньше вследствие этого изучено.

Равным образом как причины семантических изменений могут быть, как было показано выше, самыми разными, сами семантические изменения по своей природе могут также различаться, ибо в их основе могут лежать различные закономерности. Иначе говоря, использование имени какого-то объекта для обозначения какого-то иного объекта осуществляется не хаотично. В основе вторичного использования имен, обычно описываемого как перенос значений, хотя, несомненно, правильнее говорить о переносе имен и развитии у них вторичных значений, лежат законы ассоциативных связей. Ими определяются виды семантических изменений слова в ходе его исторического развития, типы отношений между значениями в диахронии и как конечный результат типы самих значений в семантической структуре многозначного слова.

Ассоциативные связи, являясь отражением наших понятий и представлений о взаимодействии фактов и явлений предметного мира, сложны и многообразны. Наиболее устойчивые из них, вошедшие в социальный опыт языкового коллектива и предопределяющие появление вторичного употребления слов, базируются на устанавливаемой нашим сознанием реальной или вымышленной связи и общности объектов окружающего нас мира. В зависимости от того, что является основанием ассоциативных связей — связь, смежность явлений или общность некоторых их признаков и вытекающее отсюда сходство, — различают метонимические и метафорические переносы значений и как их разновидности — синекдоху и функциональный перенос.

Метонимия есть такой тип семантических изменений, при ”котором перенос имени того или иного предмета или явления на другой предмет или явление осуществляется на основе реальных (а иногда воображаемых) связей между соответствующими предметами или явлениями. Связь (смежность) во времени или пространстве, причинно-следственные связи и т.д. могут вызывать регулярные, устойчивые ассоциации, что позволяет установить некоторые модели метонимических переносов. В качестве примеров можно привести следующие регулярные типы метонимических переносов:

1. Животное – мясо животного: например, fowl — 1) домашняя птица, особ. курица, 2) птичье мясо, особ. курятина; goose — 1) гусь, гусыня, 2) гусятина; turkey — 1) зоол. индюк, индейка (Meleagris gallopavo), 2) кул. индейка, индюшка и др. (ср. рус. гусь, индюшка, кролик, курииа, лещ, судак, утка и др.).

2. Дерево – древесина этого дерева: например, pine — 1) бот. сосна (Pinus), 2) сосновая древесина; oak — 1) бот. дуб (Quercus gen.), 2) древесина дуба; maple – 1) бот. клен (Acer gen.), 2) древесина клена и др. (ср. рус. береза, ель, кедр, осина, сосна и т.д.).

3. Материал – изделиеиз этого материала: например, bronze –1) бронза, 2) изделие из бронзы; clay – 1) глина, глинозем, 2) глиняная трубка; silver – 1) серебро, 2) серебряные изделия и др. (ср. рус. бронза, гипс, золото, стекло, серебро и т.д.).

4. Содержащее – содержимое: например, school — 1) школа, школьники; учебное заведение, 2) собир. учащиеся школы; hall -1) здание колледжа или университета, предназначенное для собраний или занятий; 2) студенты, живущие или занимающиеся в этом здании; house – 1) дом, здание, 2) семейство, род; дом, династия, 3) театр, кинотеатр, 4) публика, зрители и др. (ср. рус. аудитория, зал, класс, завод и т.д.).

5. Свойство – субъект свойства: например, authority – 1) авторитет, вес, влияние, 2) авторитет, крупный специалист; beauty – 1) красота, прекрасное; 2) красавица; talent — 1) талант, дар, одаренность; 2) талантливый человек, талант и др. (ср. рус. гений, бездарность, авторитет, ничтожество и т.д.).

Случайные записи:

Лексикология немецкого языка. Лекция 1. Задачи и предмет исследования


Похожие статьи:

Добавьте постоянную ссылку в закладки. Вы можете следить за комментариями через RSS-ленту этой статьи.
Комментарии и трекбеки сейчас закрыты.