Предметы, объекты и множество

Различение объектификации и объективирования, предметизации и предметирования по отношению к имманентной и концептуальной апперцепции трудно переоценить.

Собственно предложенное нами в ТВ представление о континуум-апперцепции позволяет сделать ряд теоретических шагов от кантовского, гуссерлевского, хайдеггеровского понимания и понимания СМД-методологии: 1) существуют предметы и объекты в шести реальностях базовой структуры реальности; 2) в зависимости от того, в какой апперцепции — имманентной или концептуальной — производится распределение данных интерпретации-концептуализации, мы получаем либо предметизацию, либо предметирование; либо объектификацию, либо объективирование; 3) предметизация или предметирование как технологический шаг (континуум-апперцепция) осуществляются до (раньше) объектификации и объективирования соответственно в имманентной и концептуальной апперцепциях; 4) объектификация и объективирование технологически строятся как контрафлексивные шаги апперцепции: в имманентной — «виртуальное единство апперцепции» (7-ой шаг) и «актуально-объектное единство апперцепции» (9-й шаг), в концептуальной — «актуальное единство апперцепции» (7-ой шаг) и «виртуально-объектное единство апперцепции» (9-й шаг).

Предметирование, как уже было сказано в ходе описания 2-го шага технологического процесса концептуальной апперцепции, предполагает сужение базовой структуры реальности. Тем не менее оставшиеся три концептуальные структуры — язык, логика и опыт — получают расширение: кроме традиционного своего направления развития, они приобретают также и конструктивный. Таким образом, мы имеем также конструктивные: логику, язык и опыт (называемую нами «коэмпирическая реальность»). Поскольку эти теоретические направления еще только предстоит создать, мы пока воздержимся от более точного их описания. В данной работе мы рассматриваем конструктивную логику как виртуальную, конструктивный «язык» как допустимый контрафлексивный «язык» и коэмпирическую реальность как концептуально-технологическую компьютерным образом смоделированную виртуальную реальность, однако при этом мы не производим еще точного разграничения и установления их сущности, понимая, что это в значительной степени зависит от социального признания самой ТВ.

Предметы оказываются зависимыми от типа апперцепции — предметы предметизации (имманентная апперцепция) и предметы предметирования (концептуальная апперцепция). Предметы различаются с точки зрения базовой структуры реальности как мысли, высказывания, действия, номены, феномены, термины. Предметы различаются в том или ином типе апперцепции как актуальные и виртуальные предметы, и это различие необходимо дополняется типом апперцепции, то есть актуальный предмет: либо имманентный, либо концептуальный; и виртуальный предмет: либо имманентный, либо концептуальный.

Если предмет суть способ нормирования содержания через реальность: базовую структуру реальности и различие актуальной и виртуальной реальностей, то предметность суть способ и направление оперирования содержанием в технологическом процессе апперцепции с точки зрения конструкт-семиозиса. В имманентной апперцепции — предметность восприятия или перцепции (имманентно-аспектная предметность), предметность предвосхищения или собственно апперцепции (имманентно-атрибутивная предметность) и трансцендентальная предметность предвосхищения и восприятия (объектифицированная предметность, предметность имманентного объекта, объектная предметность). В концептуальной апперцепции — предметность концептуализации или теории (концептуально-атрибутивная предметность), предметность установления или эксперимента (концептуально-аспектная предметность) и трансцендентальная предметность концептуализации и установления (объективированная предметность, предметность концептуального объекта, кообъектная предметность). Теперь предмет у нас дан независимо от объекта как способ нормирования через реальность содержания, которое независимо от этого допустимо к объектификации-объективированию. Только так сложно помысленное понимание предметов и предметностей позволяет избежать путаницы.

Объективирование, как уже было сказано в ходе описания 7-9 шага технологического процесса концептуальной апперцепции, предполагает создание контрафлексивной пары «актуальный-виртуальный объект» и порождает допустимость трансструктурных объектов. Далее мы рассмотрим трансструктурные объекты как допустимые сущности объективирования более подробно.

Тем самым мы ставим самый сильный со времени появления представления об объективности вопрос: объективность является результатом объектификации или объективирования (Кант или Шопенгауэр), то есть объект или объектная среда суть объектифицированные (результат объектификации) или объективированные (результат объективирования)? Ответ не является простым. Отсюда мы можем сказать, что объективность не является больше адекватным представлением вне представлений о четком различении объектифицированного и объективированного в этой объективности.

Конструкт-семиозис в ТВ суть не объектификация и не объективирование, он создается в онтологической позиции конструирования, которая дообъектна, но порождает иные концептуальные сущности — континуумы. В ТВ есть: структурные единицы — дирекция, связь и подобие; структурные элементы — объекты, аспекты и атрибуты, структурные акты — соединение-разъединение единиц и/или элементов. — которые мы в результате контрафлексивного метасемиозису конструирования превращаем в онтологические образы конструкт-семиозиса — структурные континуумы. Так у нас возникают принципиально разные концептуализации — объектная кантовская концептуализация, процессная гуссерлевская концептуализация и структурно-континуумная концепутализация ТВ, фундаментально выражающая объектную и процессную.

В связи с описанными технологическими процессами имманентной и концептуальной апперцепции у нас также появляются основания для концептуального сравнения двух теорий — Теории Виртуальности и теории множеств. В ТВ мы расширяем основания теории множеств как непропозициональной[106] теории многоуровневого структурного (а не лингвистического) нормирования таким образом:

1) Множество в онтологической позиции различается как истолковываемое в актуальности и как конструируемое в виртуальности:

{()}=(); {[]}=[]; {}=()U[]

или в базовой структуре реальности:

{F}=[F]U(F); {N}=[N]U(N); {T}=[T]U(T); {M}=[M]U(M); {S}=[S]U(S); {A}=[A]U(A)

2) Содержание, апперцептированное в разных реальностях базовой ее структуры, не подлежит объединению в одном множестве:

{F,N,T,M,S,A}={F},{N},{T},{M},{S},{A}

3) Множество аспектов равно актуальному объекту, множество атрибутов равно виртуальному объекту:

{[a1],[a2],[a3]…}=[O(a1,a2,a3…)]; {(a1),(a2),(a3)…}=(O(a1,a2,a3…))

4) Множество актуальных объектов равно актуальной реальности, множество виртуальных объектов равно виртуальной реальности:

{[O1],[O2],[O3]…}=AR; {(O1),(O2),(O3)…}=VR

Как уже видно из самих записей — теперь является значимой онтологическая позиция, в которой выражаются аспекты и атрибуты, актуальные и виртуальные объекты. Собственно поэтому в записи возникают дополнительные скобки — квадратные для обозначения актуальности и круглые для обозначения виртуальности. Кроме того, оказывается недопустимым объединять в одном множестве объекты различных реальностей базовой структуры — феномены, номены, термины, мысли, высказывания, акты. Такие объекты допустимы к объединению в множество лишь внутри одной апперцептируемой реальности или посредством предварительно контрафлексивной нормировки.

Теория Виртуальности рассматривает совокупности не на одном уровне нормирования, а на пяти. То есть до морфологического уровня нормирования, где собственно появляются совокупности структурных элементов, есть еще три уровня нормирования — онтологический, континуумный и функциональный, каждый из которых значим для создания совокупностей. Соотношение актуальных и виртуальных реальностей как нормированных в различных онтологических позициях выражается в Теории Виртуальности и не принадлежит теории множеств.

Реальность и континуум с точки зрения многоуровневого нормирования в ТВ допустима лишь к разноуровневому нормированию в теории множеств за счет различения в теории множеств уровней нормирования. Так мы допускаем построение различных теорий — теорию множеств аспектов-атрибутов, теорию множеств объектов, теорию разноуровневых отношений различных множеств. Причем здесь описывается исключительно структурное нормирование. Лингвистическое нормирование представляет собой вообще иной тип нормирования, который мы будем исследовать позже. Соответственно отношения между лингвистическим и структурным нормированиями принципиально не допустимы к описанию в теории множеств.

Итак новые представления ТВ по отношению к теории множеств.

1) ТВ позволяет различать разные уровни нормирования: онтологический, континуумный, функциональный, морфологический и материала.

2) Контрафлексивное сопоставление двух онтологических позиций как реальностей представляет собой структурный континуум (онтологическое релевантное отношение), где порядок следования актуальных и виртуальных реальностей является значимым и выражается соответственно через ав- и ава-модели как имманентная апперцепция и через ва- и вав-модели как концептуальная апперцепция;

2) Создание перечня аспектов и атрибутов, объектов, их отношений в разных реальностях выражаются в ТВ через отношения реальностей в технологических процессах имманентной и концептуальной апперцепции через различные уровни отношений — так возникает измерение связности и размерность, которое в теории множеств отождествлялось;

3) Направление перемещения содержания выражается как чистая дирекциональность через отношение референции: интерпретирующая, реализующая и сущностная;

4) Содержательное взаимодействие выражается в континууме как отношение референтности через разные уровни: аспектно-атрибутивный, объектный и объектно-аспектно-атрибутивный.

5) Созданные в различных типах апперцепции объекты являются: в имманентной апперцепции — объектифицированными, в концептуальной апперцепции — объективированными.

6) Создание концептуальных совокупностей объектов и аспектов-атрибутов на одном уровне нормирования должно выражаться релевантно к контрафлексивной реальности и включать контрафлексивную нормировку[107];

7) Концептуальные объекты и имена существенно различаются. Концептуальные объекты являются результатом концептуальной апперцепции структурного нормирования, а имена являются результатом лексификации лингвистического нормирования[108].

Так в результате четвертого уровня нормирования через технологические процессы апперцепции нам удается построить метрику размерностей (различить аспекты-атрибуты и объекты), метрику связностей (различить разные объекты), разграничить объективную и кообъективную реальности. Кроме того, концептуальная апперцепция производит и пятый уровень нормирования — концептуальный, который позволяет нам расширить суженную в ходе технологического процесса концептуальной апперцепции базовую структуру реальности: мы получаем коэмпирическую реальность. Позже к ней мы добавим конструктивную логическую и конструктивную языковую реальности.

Случайные записи:

Как правильно фотографировать предметы: схема освещения


Похожие статьи:

Добавьте постоянную ссылку в закладки. Вы можете следить за комментариями через RSS-ленту этой статьи.
Комментарии и трекбеки сейчас закрыты.